ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление » Внутренний путь » Путешествие в Сказку. Автор Догода


Путешествие в Сказку. Автор Догода

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Ун Каран. Встреча

Однажды на одном из путей мне встретился старый волшебник по имени Ун Каран. Не знаю, кто из нас кого нашел – он меня или я его. Скорее всего, мы были знакомы всегда, и часто встречались на различных тропах реальности. Сегодня я – человек, живу на планете Земля, и продолжаю бесконечный путь по дорогам Вечности. Здешняя жизнь накладывает ощутимые ограничения: я почти ничего не помню, но принимаю это как незначительные временные трудности. Зато сколько радости приносят встречи со старыми друзьями!

Старый друг решил напомнить о себе в день моего рождения. А может быть, я вспомнил его сам, и он не упустил возможность пообщаться с товарищем.

Сейчас Ун Каран сидит в башне в одном из уголков реальности. Ему скучно, и поэтому он часто предпринимает путешествия по различным мирам в поисках друзей и новых впечатлений. Разумеется, путешествует он без тела. Да и кому оно нужно, если можешь свободно обходиться без него? Его держат под стражей, приносят пищу и воду, просовывая их в узкое окошко в крепкой окованной металлом двери. Дверь еще ни разу не открывалась с тех пор, как волшебник очутился здесь. Похоже, старого волшебника совсем не беспокоит положение узника. Он говорит, что просто развлекается таким образом – позволяет держать себя в плену, хотя может освободиться в считанные секунды. Интересно, его тюремщики об этом догадываются?

Что ж, у столь древних существ наверняка должна быть своя психология, которую понять непросто. Возможно, таким образом старый мудрец ставит какие-то загадочные эксперименты? Ун Каран смотрит на меня с улыбкой, видя тщетные попытки найти какое-либо рациональное объяснение его поведению. Это его смешит.

Сейчас волшебник живет в теле, очень напоминающем человеческое. Но раньше он был другим. Очень большим. И у него не было тела как такового. Как бы это объяснить? Он просто мог уплотняться почти до уровня твердой материи, становиться почти каменным. И это при отсутствии тела! Затем он вновь «растворялся» в пространстве. Ну вот, примерно так.

Ун Каран живет очень давно и очень много помнит. Отчасти из-за этого он знакомится с жителями различных миров – чтобы рассказывать разные древние сказки. Часто он узнает в новых приятелях своих древних знакомых.

Ун Каран говорит, что «побывал во всех мирах». Не представляю, как такое возможно, и поэтому стараюсь об этом не задумываться, оставляя данный вопрос открытым.

Волшебник внимательно смотрит на меня и говорит, что очень хорошо меня помнит по неким древним временам… Он предлагает совершить путешествие в древность, где, по его словам, совершались «очень увлекательные события», в которых, по его уверению, мы с ним принимали самое активное участие. Я согласно киваю, и путешествие начинается.

Космос. Бескрайний, огромный, черный космос вокруг. Что я тут делаю? Где Ун Каран? Рядом. Пытаюсь понять, как это мы с ним можем находиться в космосе просто так? Вот так вот раз – и в космосе! Мой всезнающий спутник мягко предлагает мне не зацикливаться на всякой ерунде. Ну что ж, последую его совету. В конце концов, почему меня не удивляет то, что я общаюсь с древнейшим волшебником, который нашел меня, придя из другого мира и другой реальности?

Сложно описать, что я вижу. То ли в каком-то фантастическом фильме, то ли в компьютерной игре я видел, как отмечается фарватер для космических кораблей перед входом в космическую базу. Это выглядит как лазерные ворота, следующие одни за другими по мере продвижения корабля сквозь них. Эти лазерные ворота красного цвета, прямоугольной формы, и мы движемся сквозь них.

Ун Каран объясняет: то, что я принял за «лазерные ворота для космических кораблей», на самом деле световой путь, по которому мы прибыли в данную точку пространства. Световой путь был для нас проложен друзьями, которые остались далеко-далеко на планете, находящейся у совсем другого солнца.

Мы прибыли к Земле, и видим ее сейчас перед собой.

Несколько лет назад (сейчас январь 2010 года) у меня был тяжелый период в жизни. Просто не знал, куда деваться. Помню, как в отчаянии долго летел в космосе к какой-то дальней планете. Спустившись, я долго блуждал по бесконечным лесам с огромными деревьями. Ничего, кроме огромных лесов, я там не нашел. Единственное, что отметил – там мне было чрезвычайно спокойно и хорошо. Тогда мне казалось, что это комфортное ощущение связано с тем, что я «убежал» от проблем на какую-то далекую планету, название и местонахождение которой так и не узнал. Побродив по лесам, насладившись природой и буйной растительностью какого-то оранжевого оттенка, я покинул планету и больше на нее не возвращался…

Каково же было мое удивление, когда Ун Каран привел меня к древней Земле! Это оказалась та самая загадочная планета!!!

Стою среди леса. Деревья настолько высокие и огромные, что теряются где-то в небе… Под деревьями растут «лопухи» размером примерно с баскетбольную площадку. Трудно поверить, но это такая трава! Взлетаю повыше, поскольку по поверхности ходить трудновато – корни такие огромные, что похожи на горы. Медленно пролетаю по лесу. Ощущение такое, что все вокруг искрится какой-то первозданной чистотой. Дышится очень легко. Никаких живых существ пока не видно (а есть ли они там вообще?)

Ун Каран куда-то запропастился с момента прибытия на древнюю Землю. Здесь так интересно, что я о нем и не вспомнил.

Я очень долго – не меньше месяца – брожу по бесконечным огромным лесам в полном одиночестве… Неужели на этом все закончится?

Но постепенно туман восприятия рассеивается, и происходящее проступает четко. Мне казалось, что вокруг нет живых существ… Как же я ошибался! Все это время я бродил по лесному городу, полному жителей! Просто до поры до времени он был закрыт от восприятия. Но теперь я вижу все.

0

2

Дрежень

Лесной город называется Дрежень (Дрезень). Рядом с ним течет небольшая речка по имени Ланха.
Ко мне подходит один из обитателей Дреженя – высокий мужчина, одетый в длинную светлую одежду, с русыми волосами и бородой, доходящей примерно до середины живота. Рост мужчины – около 4,5-5 метров.
- Здравствуй, Догода! Давно тебя не было в наших краях! Где был, что повидал? – Видимо, по моему озадаченному выражению лица, а может, и еще по каким-то ему одному ведомым признакам высокий мужчина все понял…
- Ну что ж… Понятно, – произнес он. – Вижу, решил ты жизнь узнать в других местах и других краях, да и в других временах. И ведь нашел же путь обратный! Коли так, милости просим.
Мы идем через лес, который с момента моего прибытия изменился очень резко. Теперь он полон жизни! Звери, насекомые, цветы… Жужжание, щебетание, пение! Солнце, деревья, трава, голубое небо! Речка, искрящаяся в лучах солнца.
Подходим к дому. Его нужно описать отдельно. Он словно появился прямиком из русских народных сказок: весь такой ладный, красивый, расписанный яркими красками терем! Разумеется, деревянный.
По приближении оказывается, что терем довольно-таки большой, если не сказать – очень большой! Удивительно, но лесные деревья словно бы срослись с бревнами, составляющими терем. Приглядываюсь… Точно, срослись! И вообще, терем не выглядит чем-то отличным от окружающего леса. Он словно является его прямым продолжением.
Подхожу к терему вплотную и рассматриваю роспись. Преобладающие цвета – красный, желтый, зеленый, синий. Да легче сказать, каких цветов там нет! Отсутствуют темные и мрачные цвета. В некоторых местах из бревен растут свежие побеги… Удивительно.
- Прошу в дом! – говорит мой новый знакомый (а может, и совсем не новый).
Заходим внутрь. Собеседник представляется. Его имя – Вестень.
Мы поднимаемся на верхний этаж, который выполнен в виде открытой веранды. Лучи Солнца пробиваются сквозь кроны больших деревьев, дует легкий ветерок. Состояние такое, как будто попал домой. Ну очень хорошо и приятно! Других слов не могу подобрать. Так тепло-тепло и спокойно на душе. Вестень смотрит на меня по-доброму, по-родному. Не знаю, каким образом, но я начинаю вспоминать, где я и что это за место.
Попал я в глубокую-глубокую древность. Даже сложно сказать, что это: настоящее прошлое или же некая параллельная реальность. А может, и то и другое одновременно? Поднимаюсь вверх как можно выше и смотрю, в каком месте планеты нахожусь. Это где-то в центральной части современной России, к юго-востоку от Уральских гор.
Спускаюсь ниже и смотрю на Дрежень сверху. Вначале город не виден из-за густого леса, кроме большой центральной постройки, которая стоит на широкой поляне, свободной от деревьев. Меняю восприятие, абстрагируюсь от плотно растущих деревьев, и вот, пожалуйста – Дрежень собственной персоной!
В центре, на поляне, стоит Храм. Естественно, деревянный, как и все остальные постройки города. Сверху Храм выглядит как правильный шестиугольник. Две его противоположных стороны смотрят на Север и Юг, а два противоположных угла – на Восток и Запад.
Город в целом повторяет очертания своего центрального Храма и выглядит сверху как большой шестиугольник. Разумеется, вокруг города нет никакой ограждающей стены или укрепления. Просто город напоминает своей формой эту фигуру.
Спускаюсь еще ниже. Рассматриваю Храм. Начну сверху. Крыша его – не шестиугольная, а круглая, как низкий широкий конус. На верхушке крыши установлен символ в виде колеса со спицами. Число спиц – двенадцать. Одна плоскость колеса смотрит на Север, другая – на Юг.
В Храме стоит столб – от Земли примерно до начала верхней трети Храма. Вроде бы обычный деревянный столб, но обращают на себя внимание знаки, начертанные на нем. Их немного. Расположены они в три яруса. Эти три яруса находятся близко к верхушке столба.
В целом это выглядит так:

http://s001.radikal.ru/i195/1003/50/9792c5e53926.jpg

Верхний ярус насчитывает три знака. В среднем ярусе шесть знаков, три из которых находятся под тремя верхними знаками. Три других знака среднего яруса находятся в промежутках. Нижний ярус насчитывает двенадцать знаков. Шесть из них находятся под шестью знаками среднего яруса, а остальные шесть – между ними.
На плоскости это выглядит так:

http://s57.radikal.ru/i158/1003/f0/d0a4bc6d0276.jpg

Если смотреть сверху, то схематично это выглядит так:

http://i009.radikal.ru/1003/e4/875f83bdecc6.jpg

Возвращаюсь в дом Вестеня. Он все так же смотрит на меня добрыми глазами.
- Что это за знаки на столбе? – тут же задаю вопрос.
- Это ты поймешь сам со временем. А пока – вспоминай и осматривайся дальше, - отвечает он с улыбкой.
Вновь погружаюсь в открывающиеся мне знания (или воспоминания).
Возвращаюсь к Храму. Что за Храм? Кому или чему посвящен он? Богу? Богам? Силам природы? Пока не знаю.
Осматриваюсь вокруг. Меня тянет в лес. Ориентируясь на внутреннее чувство, выбираю направление и вхожу в чащу.

0

3

Лойя

И вот я снова в лесу. Ощущение такое, что лес является домом в большей степени, чем постройки города, который раскинулся рядом. Неожиданно возникает желание забраться на дерево. Выбираю то, что повыше и потолще, и начинаю подъем. Забравшись достаточно высоко, осматриваюсь вокруг. Дерево немного возвышается над остальным лесом, и у меня есть возможность окинуть взглядом большое пространство. Всюду, насколько хватает обзора, простирается лес. Красота!
Собираюсь спускаться, но неожиданно замечаю, что рядом со мной на ветке сидит интересное создание женского пола. Выглядит она как молодая миниатюрная девушка с ярко-зелеными глазами, светлыми волосами и крыльями за спиной, напоминающими стрекозиные. Зовут ее Лойя.
- Приветствую, Догода! Полетаем? – неожиданно предлагает она.
- Полетаем! – отвечаю я.
Мы отрываемся от ветки, на которой сидели, и поднимаемся ввысь. Ярко светит Солнце, дует теплый ветер, по небу плывут облака. Все вокруг наполнено каким-то невероятным счастьем. Ощущение наполненности самой жизнью не покидает меня. Такое ощущение, что я, мы и все остальные неразрывно связаны с окружающим миром, являемся его продолжением и неотъемлемой частью. В какой-то момент мне начинает казаться, что меня уже нет, а есть только небо, Солнце, воздух, лес и облака. И все это находится в непрерывном движении, взаимном общении и в состоянии всеобщего ликования.
Мы взлетаем очень высоко, до самых облаков, а затем поднимаемся еще выше. Неожиданно замечаю, что от солнечных лучей отделяются несколько световых сгустков. Они присоединяются к нашему полету.
Воздушная прогулка длится уже больше часа. Мы возвращаемся в лес.
- А хочешь посмотреть на мир моими глазами? – спрашивает Лойя, когда мы уже находимся в лесу.
- Даже могла бы и не спрашивать, - отвечаю я.
- Ну тогда подключайся!
Неожиданно мир приобретает другие краски, другие формы и очертания. Теперь каждое дерево, каждый камень и травинка окружены четко видимыми сферами или эллипсами разных цветов и размеров. Догадываюсь: это ауры, или энергетические оболочки, ну или как они там называются. Теперь воздух уже не кажется прозрачным. Замечаю, что разные участки пространства окрашены в свои цвета. Отмечаю также, что некоторые места вызывают притяжение, прилив энергии и общий подъем, а другие – наоборот обладают отталкивающим действием. В пространстве протянуты как будто разноцветные «ленты», или некие энергетические дорожки. Приглядываюсь внимательнее и чувствую: вот этот след оставлен пролетевшей бабочкой, а здесь проскакал заяц. Со временем энергетические следы рассеиваются, словно следы от пролетевших в небе самолетов.
Но самое удивительное начинается немного погодя. Внезапно замечаю какое-то движение за плотной стеной деревьев. Вначале не могу разобрать, что же там происходит. Там явно движется нечто очень большое. Очень большое! Раздается звук, напоминающий нечто вроде тссс-уууу-ииии-тууууу…. Почему-то звук этот кажется очень знакомым… Где-то глубоко-глубоко в памяти. Подхожу ближе, выглядываю из-за деревьев… Не может быть! Это настоящий, огромный, великолепный, величественный Дракон!!! Стою как вкопанный. Удивительное создание замечает меня и улыбается. Не знаю, может ли такое быть, но у него правда появляется улыбка! Наверное, Дракону смешно смотреть на мой удивленный вид.
Дракона зовут Йонса, и он, то есть она – женского пола. Выглядит Йонса потрясающе. Она изумрудного цвета, довольно изящного телосложения (если это можно сказать о Драконе). Голова похожа на голову собаки, оленя и человека одновременно. Помимо глаз, носа и ушей на голове присутствуют рожки (если это и правда рожки), усики, и еще одни усики под подбородком. Шея длинная и гибкая. Четыре лапы – не массивные, а довольно стройные. Хвост по длине примерно равен длине туловища. Ну и, наконец крылья. Большущие широченные крылья. Даже сложно перевести в метры их размер. Да я и не стану этого делать, скажу лишь, что они в распахнутом виде почти достигали краев поляны, на которой произошла наша встреча. А поляну по размеру можно сравнить с футбольным полем.
Йонса позволила мне вдоволь полюбоваться собой, затем сделала прощальный жест крыльями и направилась в лес. Мне стало любопытно: как же такой большой Дракон взлетает? Следую за ней на небольшом расстоянии. Йонса оборачивается, улыбается и продолжает движение. Вскоре начинается подъем, лес редеет, и мы выходим на свободный от растительности пригорок. Его противоположная сторона напоминает довольно крутой обрыв. Йонса последний раз улыбается мне, поворачивается лицом к обрыву и бросается вниз. На одну-две секунды она исчезает из виду, и вот моему взору предстает взлетающий Дракон! Зрелище великолепное!
Тут меня зовет Лойя и сообщает, что меня уже заждался Мерун, и мне стоит отправиться к нему прямо сейчас.
- Кто такой Мерун? – спрашиваю я.
- Потом сам узнаешь. Иди на Запад в самую чащу леса. Там ты его и найдешь. Он хотел поговорить с тобой.
Прощаюсь с Лойей и отправляюсь в указанном направлении, по пути вспоминая увиденное и пережитое.

0

4

Мерун

По мере продвижения лес видоизменяется. Деревья становятся гуще, более кряжистыми и ветвистыми, увеличивается количество сухих веток и поваленных стволов… Среди трав преобладают колючки и репейники. Чаща становится все гуще, и пробираться вперед все труднее.
- Догода! – неожиданно звучит зловещий голос у меня в голове. - А я думал, ты уже не явишься…
- Ну разве я откажу себе в удовольствии исследовать еще один уголок этого волшебного леса? – отвечаю я, а сам думаю: что значит этот неприятный голос? Впервые после прибытия в это место я чувствую нечто, вызывающее отрицательный отклик в душе.
- Тогда добро пожаловать! – удовлетворенно вещает загадочный голос. – Иди вперед и не отвлекайся на пустяки…
Не успел подумать, что за пустяки он имеет в виду, как «пустяки» сами дали о себе знать. Корявые деревья словно оживают, хватают меня за ноги корнями, бьют ветками по лицу. За спиной слышатся какие-то непонятные шаги и чье-то тяжелое дыхание. Порой к рукам прикасается нечто скользкое. Но я умею четко следовать инструкциям, и продолжаю движение вперед. Из эмоций преобладает в основном удивление: где-то я это уже видел, чувствовал, переживал. Только где? В русских народных сказках? Или это какая-то древняя память просыпается?
Долго ли, коротко ли, выхожу к избушке. Нет, она не на курьих ножках, но явно очень старая, даже вросшая в землю. Открывается дверь, и навстречу мне выходит колдун. Почему колдун? Ну потому что он весь увешан какими-то знаками, символами – цепи с кулонами на шее, браслеты на запястьях, пальцы с кольцами. Волосы черные, как смоль, глаза такого же цвета и очень пронзительные, как будто буравят тебя насквозь. Одет в синее длинное платье.
- Я – Мерун, маг и волшебник! – сообщает мой новый собеседник. – Я ждал тебя, потому что ты владеешь информацией, очень для меня важной.
- Что же я могу тебе поведать такого важного? – удивляюсь я.
- Расскажи мне о мире, в котором ты живешь. Как устроена там жизнь? Чем живут люди? – отвечает волшебник.
Я несколько удивлен. Зачем колдуну знать о моем мире? Мерун, видимо, прочитав мои мысли, опережает мой вопрос:
- Я уже давно наблюдаю за твоим миром своими способами, коих тебе не понять. Но рассказ тамошнего жителя – совсем другое дело…
- Но зачем тебе наблюдать за миром, в котором я живу? – не успокаиваюсь я.
Немного подумав, колдун отвечает:
- Не буду утаивать от тебя правду. Долгое время хотел я отправиться в твой мир, чтобы получить там то, о чем мечтаю: могущество. Твой мир отличается от этого в очень выгодную для меня сторону. Там нет единства. Твой мир обескровлен. Там нет защиты. Там ничто не сможет мне помешать достичь цели. Но в последнее время оттуда идут плохие вести. Возвращается великое дыхание. Мир вновь заполняется водами большого пути. Поэтому я хочу спросить тебя: правда ли то, что доносится до меня оттуда? Правда ли то, что русло большой реки вновь меняется? Правда ли то, что льются серебряные дожди?
Мерун смотрит на меня горящим взглядом черных глаз. Ему действительно важен мой ответ. Если б только знать, что значат эти его непонятные слова.
- Объясни, что значит «большой путь», «большая река», «великое дыхание», «серебряные дожди»? – спрашиваю я озадаченно.
Колдун смотрит на меня с подозрением, не веря своим ушам, как будто такие «элементарные вещи» должен знать каждый. Затем он усмехается и говорит:
- Значит, правда все то, что доносится из вашего мира. Ну что ж, обмен так обмен. Так и быть, открою тебе глаза на правду. Да будет тебе известно, мой малознающий гость, что самонадеянные людишки лишь тешат свое самолюбие, если считают, что могут что-либо поменять в своем или чужом мире. Их слабые попытки смешны и лишь подчеркивают их глупость. Знай же, что ситуация на любой планете, в любом мире всецело зависит от больших космических влияний, и больше ни от чего. И, если бы людишки были хоть немного сообразительными, то они давно перестали бы пытаться что-либо изменить, приняли ситуацию как есть, и просто стали бы извлекать пользу для себя! Но людишки глупы, и это дает мне шанс неплохо устроиться в твоем мире. Ну, разумеется, несколько жизней придется провести, восстанавливая память… Но это пустяки по сравнению с тем, какие перспективы открываются в дальнейшем! Но я немного отвлекся. Так вот. Тот, кто нас всех создал (или То, что нас создало) – он, конечно, молодец, и спасибо ему за это. Он, наверное, хотел как лучше, а как получилось – мы видим сами. Людишки суетятся, ищут чего-то, придумывают теории, верят в них, потом в них же разочаровываются… Не знаю, как остальным, а мне смешно. Ладно, не буду придумывать новые теории. Скажу одно: не суетятся лишь такие, как я. Вернее, мы тоже суетимся, но всегда в одном направлении: раз уж я оказался здесь (или где-либо еще), то пусть мне будет хорошо! Если кому-то со мною по пути – милости просим, коли мы сможем вступить во взаимовыгодное сотрудничество. Но бегать и искать добро для всех живущих тварей – увольте. Это бред. Неужели это не очевидно? Я – реалист, и очень рад этому. Да, космические волны идут прямиком от Того, кто нас создал. Но Он так далеко, а волны эти так изменчивы и непостоянны… Вы понимаете, что вы зависимы? Вы зависите от того, пошла волна или еще нет. И пока ее нет – вы страдаете, мучаетесь, ищете чего-то, придумываете оправдание своей слабости.
- Но Истина есть во мне самом, и я не нуждаюсь в каких-либо волнах, чтобы ее чувствовать! – протестую я.
- Ты что, специально дурачком притворяешься? Или правда такой? Если волна не пришла, то твой собственный мозг просто не в состоянии функционировать определенным образом для того, чтобы уловить эту самую твою «истину». Соображаешь? Ладно, разжую и положу тебе в рот. Когда приходит волна из центра, то сама ткань реальности меняется. Становится возможным то, что до этого не позволяли даже законы физики. Так понятно? Сегодня вы видите, знаете, можете, но космический прилив не вечен. Волна уходит – и вот вы снова как слепые котята. Разумеется, приливы и отливы очень длительны, и вы даже успеваете поверить в то, что так будет всегда. Но свет сменяется тьмой, а тьма – светом, и так будет всегда. Не правильнее ли найти нечто непреходящее, и следовать этому независимо от света или тьмы, приливов и отливов? Для меня этим «чем-то» являюсь я сам и мое благополучие. Пойми, я не против людей и не желаю им зла. Я просто реалист, и знаю, что действительно ценно и за что стоит бороться. Это – ты сам, а также все то, что хочешь вокруг себя построить. Остальное – выдумки, заблуждения и глупости.
- А что такое «серебряные дожди»? – спрашиваю я.
- Это те, кто трусливо пережидает темный период вне воплощения, а когда приходит волна, осмеливаются явится на Землю. Ясно?
Вижу, что Мерун начинает нервничать и проявляет нетерпение. Поэтому сам беру слово и рассказываю все, что могу вспомнить о жизни в моем мире: о людях, их ценностях, странах, политике и т.д. Не забываю упомянуть, что приходит новое время, люди начинают вспоминать и заново открывать свои корни, знания, умения. Когда я замолкаю, Мерун выглядит задумчивым. Он некоторое время молчит, и, наконец, произносит:
- Похоже, я опоздал…
Несколько минут он выглядит действительно опечаленным, но затем берет себя в руки, взгляд вновь разгорается.
- Ну что ж… Века сменяются тысячелетиями, радость – печалью. А Мерун остается. Думаю, мы дали друг другу нечто нужное нам обоим. Будет что предложить – заходи. Хотя я уже давно не строю иллюзий по поводу вашей разумности. Иди, а то тебя уже Вестень заждался, аж подпрыгивает от своей «светлости» и «доброты»!
Последнее, что я слышу – веселый хохот Меруна.

0

5

Крада

Снова оказываюсь в доме Вестеня под добрым взглядом его глаз. Он видит вопрос в моем выражении лица, но отрицательно машет головой: еще не время.
Спускаюсь на первый этаж терема, выхожу в лес. А почему бы не прогуляться, например, в сторону Ланхи (небольшой речки)? Иду через лес. И снова удивляюсь: как здесь хорошо! Деревья, словно разумные существа, кивают ветвями в знак приветствия. Цветы источают прекрасный аромат. В кроне одного из деревьев замечаю какое-то существо, с трудом отличимое от самого дерева. С любопытством подхожу ближе. Существо как будто целиком состоит из дерева и напоминает кусок ствола с побегами, заменяющими руки и ноги. При этом у существа есть глаза, а также некое подобие носа и рта. Что за существо? Оно медленно перемещается среди ветвей большого дерева.
Внезапно открывается знание, что это за существо, и что оно тут делает. Это некая человекообразная разумная форма дерева, которая ведет не оседлый образ жизни, а может активно передвигаться. Немного погодя понимаю, что передо мной детеныш. Взрослые индивидуумы достигают почти таких же размеров, как простые деревья. Интересен их способ размножения. Они появляются из обычных деревьев. Просто здесь так устроено: часть деревьев становится человекообразными – и все тут. Закон природы.
Продолжаю путь через лес. Боковым зрением начинаю замечать, что параллельно мне движется некая белая фигура, то пропадая среди деревьев, то вновь появляясь где-то на краю видимости. Загадочная фигура постоянно находится сбоку, и нет никакой возможности ее рассмотреть.
Наконец выхожу к Ланхе. Здесь красиво. Кое-где деревья растут прямо у кромки воды, а в других местах между лесом и речкой имеются участки, покрытые песком. Подхожу к речке и погружаюсь в воду. Приятная прохлада обволакивает меня. Чувство наполненности и единения с окружающим миром становится сильнее. Растворяюсь в речке, лесе, воздухе и лучах солнца, пробивающихся сквозь ветви деревьев. Совершенно четко чувствую, что Ланха – это существо, имеющее свою Душу, сознание, свою память и характер, а также свою историю. Когда-нибудь я приду сюда еще раз, чтобы пообщаться с речкой, послушать ее рассказы, и поведать ей о себе.
До меня доносится пение: красивый женский голос исполняет грустную песню. Это где-то вниз по течению. Выхожу из речки и устремляюсь туда. Поет девушка, неспешно прогуливающаяся вдоль берега.

Ой ты жизнь, ты речка, да быстринушка,
Ты несешь меня да хороводе дней.
Покажи мне тайную тропиночку,
Я пойду по ней аж до заката дней…

Ой ты Солнце, Солнце, Солнце красное,
Ты светлей свети, да освещай мой путь,
Чтобы дни и ночи стали ясные,
Да с дорожки верной чтобы не свернуть.

Ты лети, лети, моя судьбинушка,
Ты лети по небу прямо на восход.
Ты уймись, уймись, моя кручинушка,
Со слезой пролейся у текучих вод…

Наблюдаю за девушкой издали, не решаясь подойти ближе и потревожить своим неожиданным появлением.
Услышав за спиной шаги, оборачиваюсь. Это Вестень.
- Девушку зовут Крада. Она готовится навсегда покинуть родные места и отправиться в далекое путешествие на поиски судьбы.
- А разве судьбу нужно искать? – удивляюсь я – Разве не судьба находит нас?
- Судьба – не случайное стечение событий. Судьбу стоит писать как книгу – вдумчиво, но вместе с тем легко и свободно. Ни одно событие не исчезает в прошлом, ни одно событие не появляется из будущего. Все существует сейчас. Поэтому любая мелочь меняет реальность, ту, которая была, есть и будет.
- А куда отправляется Крада? – спрашиваю я.
- Сначала к Солнцу, а дальше – куда Душа подскажет, - отвечает Вестень.
- То есть как к Солнцу? – уточняю я.
- То есть в прямом смысле – к Солнцу, - спокойно объясняет собеседник.
- За ней сейчас ракету пришлют, что ли? – пытаюсь пошутить.
Вестень улыбается:
- На ракете будет слишком долго. Лучше прямо так, налегке.
С девушкой тем временем происходит нечто интересное. Она зависает в воздухе, несколько секунд пребывает в этом состоянии, затем от Солнца как бы отделяется один луч, мгновенно освещает Краду целиком, она начинает светиться подобно маленькому солнышку, происходит вспышка – и ее нет! На том месте, где стояла девушка, теперь пусто, как будто там никого и не было. Как ни в чем не бывало светит Солнышко, течет речка, дует легкий ветерок и поют лесные птицы.
Не сразу догадываюсь, что пришла пора уже закрыть рот, открывшийся от удивления. Медленно поворачиваюсь к Вестеню. Тот совершенно спокоен, как будто Крада просто села на трамвай и поехала на рынок за овощами. Обернувшись, еще раз убеждаюсь, что девушки и след простыл.
- Как будешь готов – приходи, - говорит Вестень и удаляется в лес.
Что у него за манера уходить от ответов?

0

6

Путь Крады

Сначала мне кажется, что пора уже посетить Вестеня и задать ему накопившиеся вопросы, но неожиданно становится понятно, что рано. Поэтому я продолжаю стоять на берегу Ланхи, слушая пение лесных птиц и размышляя, что же делать дальше.
Краем глаза вновь замечаю загадочную белую фигуру. На сей раз фигура приблизилась довольно близко, и стоит у берега, как и я. Молча наблюдаю течение реки.
- Следуй за Крадой… - слышу голос Ланхи внутри себя, - иди к Солнцу, а дальше – к небесной реке…
- Но как это сделать? – развожу руками.
- Поймешь…
Стою на берегу, жду озарения. И оно приходит! Внезапно начинаю ощущать, что Солнце – это не объект окружающего мира, не излучающее небесное тело, а мое собственное сердце. Никогда подобного не испытывал. Ощущения настолько реальны, что даже закралась мысль: а правда ли то, что я знал всю жизнь? Ведь то, что чувствуется сейчас, кажется гораздо более реальным. Сердце-Солнце увеличивается в размерах, заполняя тело целиком. Затем восприятие изменяется вновь, и я уже не чувствую себя человеком с Солнцем вместо сердца. Я чувствую себя Солнцем. Окружающий мир уходит куда-то на задний план. Лишь краем глаза успеваю заметить, что поверхность Земли уходит куда-то вниз, а перед глазами (или это уже не глаза, а мысли?) остается лишь Солнце.
Такое состояние длится очень долго, и мне удается прочувствовать его в мельчайших подробностях. Есть ли у меня тело? Нет. А сознание привычно хочет найти руки, ноги, голову на прежних «местах». Но даже эти «места» уже не определить. Я способен думать – практически так же, как раньше. Способен задать вопрос: а что же дальше? Но сначала нужно «осмотреться». Не знаю, чем я вижу, и можно ли это назвать «вижу». Скорее воспринимаю, а сознание привычно переводит это в зрительные образы. Я внутри Солнца. Или на Солнце. Или растворен во всем объеме Солнца. «Осматриваю окрестности». По идее, вокруг должен быть космос. Но то, что воспринимается в данный момент, очень отдаленно напоминает привычную для человека картину космоса в виде черного пространства с разбросанными звездочками. Тут все гораздо насыщенней. Единственное, что действительно напоминает «человеческий» космос – это бесконечное пространство. А среди этого невероятного простора раскинулись облака различных цветов, форм, размеров. Где-то видны как будто застывшие вихри грандиознейших размеров, потрясающие воображение. Извилистые реки, уходящие в бесконечность. Нечто вроде огромных «энергетических пузырей», полупрозрачных, с тонкой оболочкой-мембраной, накладывающихся на огромные яркие облака. Сложно описать все это великолепие. Какое-то время я просто любуюсь этим прекрасным океаном космоса, забыв обо всем. Оказывается, бывает и так. Как же классифицировать мое текущее состояние? На каком плане бытия я нахожусь? Может, я умер? Но, раз уж я могу думать и осознавать свою индивидуальность, то вряд ли стоит говорить о гибели. С другой стороны, тела у меня нет. Тогда что же есть? Ведь чем-то я думаю!
И тут что-то такое теплое и родное вдруг начинает ощущаться во мне, или вокруг, или везде… И я понимаю: смерти как уничтожения нет. Этому доказательство – чувство Любви, разлитое по всему космосу. Ощущение абсолютной, тотальной безопасности. Что может случиться с сознанием, плавающем в океане Любви? Понятно, что ничего «плохого». Даже смысл слова «плохое» уже не понятен. Переживания заполнили меня. Весь космос – живой. И весь этот громадный, колоссальный, прекрасный и восхитительный космос любит меня! Вернее, Любовь просто разлита во всем: во мне, в этих разноцветных облаках, космических реках и бесконечных просторах! Все, слова заканчиваются. Никогда не думал, что испытаю нечто подобное.
Сколько времени прошло? Не знаю. А есть ли тут время? Понятия не имею. Ловлю себя на мысли, что «нас и здесь неплохо кормят». Зачем возвращаться? По-моему, «это я удачно зашел».
Проходит еще какое-то время, и до меня начинает доходить: сюда я вернусь еще не раз. А там, на Земле, меня ждет новый опыт, люди, которых люблю я, и которые любят меня. Короче, надо продолжать путь.
Вспоминаю слова Ланхи о небесной реке и, словно по мановению волшебной палочки, вижу перед собой широкую белую извилистую полосу, уходящую в бесконечность космоса. Каким-то образом мне известно, что именно этим путем отправилась Крада на поиски судьбы.

0

7

Судьба Крады

Исчезаю в одном Солнце и появляюсь в другом, и так несколько раз до тех пор, пока не приходит понимание: Крада остановилась здесь.
Ощущаю некое притяжение, вытягивающее меня из Солнца и будто раздирающее меня на части. Одна часть остается в космосе, а другая, «оторванная», меньшая частица отправляется вниз, забирая с собой мое сознание. Становится тяжело. Физически тяжело, как будто я обрастаю бетонными плитами. Замечаю, как нечто светящееся вырывается из меня и уносится вверх, к Солнцу, которое уже не я.
Стою на земле. Привыкаю к наличию тела. Поднимаю взор к небу, обуреваемый наплывом чувств. Сейчас ночь, но светло, как днем. Три луны освещают поверхность планеты. Вокруг, насколько хватает обзора, простирается равнина. Дует довольно сильный ветер, вместе с которым доносится странный запах дыма и гари.
Здесь идет война. Стою на пустой равнине, продуваемой мощным ветром, но уже знаю: война. Светает, и становится виден дым, летящий с востока вместе со степным ветром. Отправляюсь в ту сторону. В пути есть время, чтобы задать самому себе вопросы: что это за мир с тремя лунами? Что за война развернулась здесь? Почему Крада выбрала именно эту точку огромной Вселенной для поисков судьбы?
Продолжаю путь. Утренние сумерки окончательно рассеиваются, и я вижу, что небо здесь фиолетовое. Сначала я объяснял этот феномен тем, что еще не совсем рассвело, но и теперь, при свете дня, цвет неба явно фиолетовый. А Солнце – красное. Просто красное. Не желтое и не белое, а именно красное. На небе ни одного облачка. Интересно, здесь вообще бывают облака?
Словно в ответ на мои мысли небо в считанные минуты заволакивается тучами бурого цвета, и начинается гроза. Гроза такая, каких я не видел на Земле ни разу. Молнии бьют прямо в поверхность равнины с интервалом примерно в двадцать-тридцать секунд. Ветер усиливается, хлещет дождь. И еще интересное явление: прямо в воздухе то тут, то там происходят вспышки, как будто в разных участках пространства поочередно или вместе сверкают лампочки. Такого я тоже нигде не видел.
Гроза бушует примерно минут десять, а затем уходит так же внезапно, как и началась. Решаю ускорить путь и лечу над поверхностью равнины с большой скоростью. Через некоторое время на горизонте возникает огонек, который при приближении становится больше и больше, превращаясь в полыхающий пожар. Горит город, причем весь сразу, распространяя вокруг клубы дыма. Неприятное зрелище. Отматываю «пленку» назад и вижу: город просто был сожжен столбами огня, бьющими с неба. Причем источники огня с земли не видны. Надо разобраться. Взлетаю выше в надежде обнаружить нечто, извергающее такой огонь. Поднимаюсь над облаками. Столбы огня идут еще выше. Добравшись до начала огненных столбов, с удивлением обнаруживаю, что огонь извергается из пустоты. Как будто из невидимой пушки. Потоки огня просто появляются на пустом месте и бьют вниз, на город. Повинуясь внезапной догадке, меняю восприятие и вижу, что источники огня находятся в другом слое реальности, но огонь извергают на планету, в тот мир, где стоят города и живут люди.
И вот они передо мной. Космические корабли. Интересно, откуда берут внешний вид космических крейсеров создатели фантастических фильмов о космосе? Корабли, что я вижу сейчас, очень напоминают таковые. Приближаюсь к самому большому крейсеру и проникаю внутрь. Поскольку путешествую я в тонком теле, то не опасаюсь обнаружения. Достаточно глянуть на экипаж, чтобы понять: это враги.
Просто опишу, что вижу. Серый цвет кожи. Черные глаза. Строение тела напоминает человеческое. Очень сильно напоминает. Руки, ноги, голова. Даже пропорции практически те же. Основные отличия – серая кожа и черные глаза. Среди них находятся существа поменьше ростом и имеющие иные пропорции. Эти напоминают классических инопланетян: большущие раскосые абсолютно черные глаза, крупный череп, худое тело и конечности. Эти – явно на вторых ролях, да и вообще они какие-то ненастоящие, как будто искусственно выведенные.
Гораздо больше меня интересуют первые. Кто они такие? Почему тех, что меньше ростом, сразу можно узнать по картинкам, а вот первых, человекообразных, я до этого не видел?
Мысленно ставлю перед собой двоих: человека и этого врага. Сначала смотрю на человека. Через некоторое время ощущается древность, свет и первоначальная вспышка, от которой «все пошло». С человеком все понятно. Теперь смотрю на врага: откуда он? Не может быть! Вижу, как он «отпочковывается» от человека, вернее, от того, кем были нынешние люди миллионы или миллиарды лет назад. Давно это было. Так давно, что сегодняшними мерками не измерить. Тогда не было серых врагов, тогда были только наши древние предки. Специально не называю их «люди», потому что они – не люди. Они – совсем другие, хоть и родные. И был у них однажды важный момент Пути. Не стану загромождать повествование и скажу лишь, что возникла необходимость «перейти». Откуда и куда? С высоты вниз, из свободы в зависимость, из кажущегося могущества в кажущееся бессилие. Так вот, перешли не все. Мы – потомки перешедших. Серые враги – это потомки не перешедших древних предков, которые ошиблись в выборе Пути. Большое облако творения миров движется своим Путем, не спрашивая никого о выборе направления. Иногда оно идет вверх, а иногда и вниз, и тогда перед всеми встает непростой вопрос: а куда же двигаться? Очевидный ответ – не всегда верный. Не перешедшие древние предки не захотели терять могущество и «возвращаться назад». Облако творения ушло от них, и они остались в мертвой пустыне. Ни единого источника Жизни. С тех пор они всегда голодны, и преследуют тех, в ком течет Жизнь из большого Источника.

0

8

Судьба Крады (продолжение)

Возвращаюсь к пылающему городу. Крада стоит передо мной. Сейчас у нее другое тело, но те же глаза. В них та же грусть.
- Кто я? Почему я здесь? – спрашивает она. И добавляет:
- Я устала. Я ничего не понимаю. Все как-то не так. Я как будто забыла что-то очень важное, силюсь вспомнить, но не могу.
Рассказываю ей о доме, о речке, о лесе и ветерке, о поющих птицах и чувстве единения с окружающим миром. Единственное, что мне неизвестно – что за судьбу ищет Крада, что заставило ее покинуть родной дом и пуститься в далекие путешествия? По мере повествования лицо Крады светлеет, в глазах светится понимание, на устах появляется улыбка, из глаз льются слезы облегчения, слезы «узнавания». Она вспомнила. Она знает, что делать дальше и что искать. Здесь она не успела. Надо идти дальше.
Крада повторяет процедуру перехода сквозь Солнце, а за нею следую и я. Мы проходим семь различных миров, и везде Крада не успевает. И в каждом из семи миров я появляюсь слишком поздно, чтобы помочь вспомнить…
Восьмая попытка оказывается более успешной. Но обо всем по порядку.
Планета называется Ни Ха. Странное название. Небо зеленое, Солнце зеленое, вода в океане – тоже зеленая (еще бы, ведь в ней отражается небо). Лун вроде бы не заметно.
Город на берегу океана. Называется город Дрежень (еще одна странность). Построен город в основном из камней, большое количество которых разбросано вдоль берега. Здесь везде сплошной камень: вокруг города – скалы, огромные валуны, каменные столбы природного происхождения, каменные площадки. В центре города стоит каменный Храм шестиугольной формы. В Храме стоит каменный столб, а на столбе… начертаны точно такие же знаки, что и на деревянном столбе в Храме на Земле!
Вхожу в город, нахожу Краду (у нее в который раз новое тело и в который раз те же самые глаза), рассказываю ей все, что знаю. Она вспоминает.
- Скорее! Я знаю, что делать! – восклицает Крада, когда проходят первые минуты после озарения.
Она устремляется в центр города, я за ней. Входим в Храм. Там перед каменным столбом стоит мужчина. Это он. Это ее судьба. Теперь мне становится понятно.
Крада подходит к нему. Он поворачивает голову, и их глаза встречаются… Успеваю заметить, что в глазах мужчины точно такая же глубокая грусть, как и у Крады. Вспышка. Крада с избранником исчезают в сгустке света. Я остаюсь в Храме наедине со столбом, который почему-то дрожит и издает непрерывный мелодичный звук, словно камертон. Вдобавок к этому, на столбе прямо напротив моего лица появляется знак в виде двух восьмерок (или знаков бесконечности), расположенных крест-накрест. Звук вибрирующего столба стихает, и вместе с ним постепенно растворяется четырехлепестковый знак. В Храме пусто и тихо.
Такое чувство, что мне нужно немного подождать и не покидать Храм хотя бы несколько минут. Следую этому ощущению. В Храм входит человек, который кажется мне очень знакомым. Я совершенно ясно знаю, что это мой друг. Зовут его…
…Поговорив с другом, выхожу из Храма.
И тут начинается атака на город. Враги уже здесь.

0

9

Враги

Дальше все происходит молниеносно. Стоп! Время останавливается, столбы огня замирают где-то посередине между небом и землей, не успев поразить город. Устанавливаю энергетические зеркала в места предполагаемых ударов смертельных лучей. Огненные столбы ударяют в зеркала, отражаются от них, и поражают космические корабли врагов, мгновенно превращая их в пыль и гарь.
У меня ряд вопросов к самому себе. Как это я остановил время? Откуда я знал, что нужно ставить зеркала? Почему этого никто не смог сделать, кроме меня? Я что, один такой герой?
Начинаю разбираться. И тут же оказываюсь где-то высоко-высоко. Вокруг пролетают облака, а я стою на каменном острове, плывущем в бескрайних просторах неба. Далеко внизу видна земля. В центре островка стоят три фигуры. Начинаю понимать, что к чему.
Это хранители. Нет, не ангелы-хранители, а такие же существа, как и мы. Только пребывают они в данный момент не в плотном мире и не в физических телах. Дело в том, что кто-то должен охранять планеты, на которых живут, учатся, набираются опыта и знаний светлые Души. Некоторые Души принимают решение побыть какое-то время хранителями, чтобы остальные могли в это время развиваться на планете.
Осматриваюсь внимательнее. Такие же сторожевые посты в виде летающих островков разбросаны по всему небу, охватывая планету охранной сетью. То здесь, то там происходят вспышки. Это хранители отражают атаки врагов. Не могу поверить своим глазам: неужели это правда? Оборачиваюсь к трем стоящим неподалеку светлым фигурам. Они подтверждают, что это не иллюзия и не обман зрения.
Оказывается, я тоже когда-то «подрабатывал» таким вот хранителем, но только в другом месте и времени. Но это совсем другая история.
Ну что же, с планетой Ни Ха все понятно. Настало время отправиться в обратный путь, на родную Землю-матушку. Прямо на летающем острове поворачиваюсь лицом к Солнцу и жду нужную волну. Она не заставляет себя ждать.
И вновь передо мной раскинулись потрясающие просторы родного и любимого космоса. Цвета поражают, размеры и расстояния восхищают.

0

10

Одиночество Крады

По мере путешествия к родной Земле меня не оставляют вопросы о Краде. И ее тайна постепенно открывается передо мной.
Вижу ее совсем юной девушкой. Она выходит на поляну, залитую летним Солнцем. И душа Крады уже некоторое время заполнена ожиданием чего-то важного, что должно изменить всю ее дальнейшую жизнь. Это чувство появилось год назад, когда Земля сказала ей, что она стала женщиной. Крада тогда услышала голос Земли: «Дочь, теперь ты такая, как Мать. Ищи луч Отца.» Крада нашла этот луч. А может быть, луч нашел ее. И с тех пор они не расставались, Крада и луч Света, который шел из прямо из Солнца. Днем она видела его глазами, а ночью он оставался в ее Душе. Луч Света обещал явиться перед ней в человеческом облике, когда придет время.
С тех пор прошел год.
Крада стоит на поляне и смотрит прямо на Солнце. А Солнце смотрит на нее. А еще на Краду смотрит Он. Луч, принявший человеческий облик. Он тихо стоит на краю поляны, привыкая к новому дому. Он улыбается, тихо радуясь тому, что свершилось: он рядом с любимой! Он пришел из Солнца, потому что увидел ее. Он пришел ради нее.
Крада отрывает взор от Солнца, и их глаза встречаются. И все исчезает. Весь огромный мир, лес, поляна, шелест деревьев и пение птиц пропадают после встречи глаз. Крада и Рас (именно так зовут ее возлюбленного) переносятся в другую страну, туда, где Любовь ведет разговор с Любовью, куда закрыта дорога тем, кто никогда Ее не встречал.
Сколько времени прошло? Они не знают. Они стоят лицом к лицу и держатся за руки.
- Я пришел…
- Я ждала…
Следующие несколько дней проходят как один миг. Краде кажется, что они с Расом так и продолжают стоять взявшись за руки на залитой Солнцем поляне. Им не нужны слова. Они читают мысли и желания друг друга лучше, чем могли бы выразить слова. Они понимают, что нашли свой Путь. Отныне их Путь – вместе.
Ну почему, как только мы приходим на Землю, сразу начинаются испытания? Они приходят, когда это совсем не кстати, и Душа занята совершенно другими, более приятными делами. Влюбленным пришлось пережить тяжкий удар: расставание.
Это случилось неожиданно: он просто исчез. Причем исчез в одно мгновение: только что был тут, и вот его нет… Краде больно и страшно. Больно оттого, что сердце как будто пополам разорвалось. А страшно ей за любимого: что с ним стало? Куда унесли его силы неведомые?
Такая жизнь здесь, в проявленных мирах. Как только Душа вступает в эту область и совершает первый шаг – поднимаются ветра и вихри, Душу подхватывают потоки, и начинается долгое-долгое путешествие к цели. В пути Душа взрослеет, учится, становится мудрее. Иногда очередная петля на пути очень близко подходит к цели, но это – всего лишь очередная петля… За ней идут другие, не менее трудные и не менее длинные. В пути важна не сама цель, но еще и сам путь, ведь он ведет к Истине.
Рас попал на войну. Войну в многих землях, временах и жизнях. Он всегда знал, что пришел в мир не ради войны, а ради… А вот этого он не помнит. Но он верит, что рано или поздно Путь приведет его к ответу. Жизнь за жизнью Рас идет по Пути и ищет ответ. Иногда ему кажется, что ответ скрывается уже где-то рядом, «за поворотом». Очередной поворот остается позади, но не приносит искомого. Рас становится взрослей. Даже не как человек, а как Душа. Многие жизни Пути дали багаж мудрости. Рас уже не пушинка, безвольно летящая в порывах ветра. Теперь он – осознанный путник, идущий к цели. Правда, цель до сих пор в тумане. Но туман рассеивается…
Эта жизнь на каменной планете принесет ответ. Рас почему-то уверен в этом. Здесь живут люди, осознанно покинувшие родную планету и основавшие новые города. Они не изгнанники. Они сознательно отделились от своих прежних Родов, потому что настало время. Настало время «рождения зерна». И зерно должно упасть в другую землю. Упасть и прорасти, а затем дать урожай. Зерно проросло даже на камнях, такое сильное и зрелое оно было. Но урожай под угрозой: началась война. Захватчики безжалостны, но жители планеты упорны и озарены светлой силой. Им подвластны планы бытия, выходящие за рамки привычного мира.
Рас знает, что очевидный путь – встать на защиту планеты и родного народа, но он также знает, что путь этот гораздо шире, чем просто война. Он не дойдет сей путь до конца. Путь войны прервется. Рас это видит четко, но пока не знает, что это означает. Повинуясь виденью, он строит Храм. Образ Храма стоит перед ним, словно наяву: шесть граней, внутри столб, на столбе знаки… Храм посвящен Любви как Божественной космической силе, созидающей миры и соединяющей сердца. Рас знает: это ступень к цели. Но Путь – на то и Путь, чтобы собою объединять пространства, миры и времена. И сей Храм становится точкой соединения Путей. Не только Путей Раса и Крады, но и различных миров и времен. Благодаря Храму жители планеты Ни Ха смогли найти своих предков, оставшихся далеко-далеко и давно-давно. От них они узнали много тайн, в том числе и как охранять свою планету от врагов. Многие из жителей Ни Ха стали хранителями, и стоят в дозоре на ином плане бытия. На «воздушном» плане бытия.
Рас бывает в Храме каждый день. Но сегодняшний день – особенный. Он знал, что «особенный день» придет. Придет и изменит многое. И день настал.
Рас поднимает глаза к знакам, начертанным на центральном столбе Храма. Он чувствует, что осталось чуть-чуть. Неожиданно столб начинает вибрировать, и глазам Раса предстает знак в виде двух восьмерок, расположенных крест-накрест. Этот знак появился на столбе на высоте глаз. Рас поворачивает голову…

0

11

Вестень

Я снова на Земле. Как хорошо! Снова родной любимый лес, наполненный жизнью и Душой, спокойствие и чувство единства с окружающим миром. Ощущение такое, что я мог бы жить тут вечно.
Подхожу к высокому дереву, ветви которого поднимаются вверх, к небу и Солнцу. Прислоняюсь к стволу, и словно сливаюсь с ним. Ощущение такое, как будто я – это все дерево в целом, словно я становлюсь духом этого дерева. Чувствую, как жизнь струится внутри меня, как щедрые лучи света питают меня и дарят мне радость существования, радость жизни. Есть во всем этом какая-то мудрость, невыразимая с помощью слов. И в мудрости этой имеются ответы на все вопросы, вернее, один ответ на все вопросы, которые рождает беспокойный человеческий ум. Суть в том, что этот ответ – не информация о чем-то, а само по себе существование и сама по себе жизнь. Здесь нет описательных слов. Пытаясь произнести слова, я сразу теряю это ощущение. Поэтому я просто безмолвно стою рядом с деревом и всем существом чувствую жизнь.
Высоко в небе кружит сокол. Он спускается все ниже, и наконец, садится на ветку рядом со мной. Мельком замечаю знакомую белую фигуру на самом краю видимости. Интересно, я когда-нибудь узнаю, кто это или что это? Сокол принес известие о том, что Вестень ожидает меня. Птица взмахивает крыльями и уносится в небесные просторы.
Иду по лесу, останавливаясь возле деревьев и ощущая их жизнь, а также свою жизнь в неразрывной связи со всем окружающим. И вот передо мной терем Вестеня. Любуюсь его красотой и захожу внутрь. Поднимаюсь на верхний этаж, где произошла наша первая беседа.
Он там. Ждет меня.
Сегодня как-то особенно тихо. Сажусь рядом с ним. Он молчит и смотрит куда-то в пространство прямо перед собой.
- Ты хотел знать, как тебе жить в твоем мире, - тихо произносит Вестень. – Ты хотел понять, что ты можешь сделать для мира, чтобы он стал лучше, правильнее, гармоничнее…
Он поднимает глаза на меня.
- Ты что-нибудь понял?
- Да, - отвечаю я.
- Хорошо, что ты понял это именно так.
Мы сидим в тишине на верхнем открытом этаже терема. Сквозь ветви деревьев тихо светит Солнце.

0

12

Что хотел сказать Вестень

Во время путешествий меня часто занимал вопрос: что я могу совершить для мира, как сделать его правильнее, лучше, гармоничнее?
Пока длились странствия по окружающим Дрежень лесам, другим планетам и реальностям, вывод как-то сам собою созревал внутри. В итоге вопрос получил свой ответ. Он оказался совсем не таким, как можно было бы ожидать – странным, вызывающим много вопросов.
Когда Вестень спросил, что я понял, перед моим внутренним взором уже была устойчивая картина: стою посреди лесной поляны, наполненной жизнью: летают бабочки, стрекочут кузнечики, поют птицы, бегают какие-то зверьки, а вокруг – лес, живой прекрасный лес. И все пронизано такой наполненностью, законченностью и самодостаточностью, что любые попытки вмешаться в этот единый организм кажутся святотатством. Все, что остается – тихо стоять среди этой красоты, замерев в состоянии благоговения и радости, позволяя всему просто быть.
У меня свой путь, а у мира – свой, как бы нелепо это ни звучало. Мир не нуждается в моих услугах по его «улучшению». Единственное, что я могу улучшать, ухудшать, менять, поворачивать – мой собственный путь.
Вестень одобрил это понимание. Очевидно, ему хотелось, чтобы я пришел к такой мысли самостоятельно.
Однако я не собирался сразу же принимать данную точку зрения, и стал задавать вопросы.
- Вестень, это, конечно, хорошо, когда вокруг мирно летают пчелки, и все довольны. А если вокруг происходят войны, несчастья, убийство планеты, животных, самих себя? Если процветает преступность, коррупция, продажность, теракты, алкоголизм, наркомания? Если стихийные бедствия, неизлечимые болезни, бедность, голод? Пусть остается как есть? Вмешиваться тоже не стоит? У меня свой путь, а у окружающего мира – свой?
Собеседник задумчиво смотрит на меня. Но молчит он не оттого, что не знает ответа. Вестень словно взвешивает: говорить или нет? Пойму ли? Немного погодя, приняв, наконец, решение, произносит:
- Что лучше: быть песчинкой среди пустыни или быть небом над этой пустыней? Что ты выберешь: охватывать взглядом несколько десятков соседних песчаных крупинок или видеть всю пустыню от края до края, а также за ее пределами? Сначала узнай, что происходит вокруг тебя, а потом решай, что делать. Сначала узнай, кто ты сам, и поймешь, кто вокруг тебя.
- А если я не узнаю этого за всю жизнь? Тогда до самой смерти никому не помогать и ждать «прозрения»? – упорствую я.
- Не о том спрашиваешь. Помогать или не помогать – не тот вопрос. Помогай, если хочешь. Вопрос в том, знаешь ли, что делаешь? Почему делаешь? Какие результаты получаешь?
- Разве это сложный вопрос? Человек страдал, а я ему помог, избавив от страдания. Кто-то болел, а я вылечил. Кто-то в жизни запутался, а я подсказал выход. О чем тут еще думать? – удивляюсь я.
- Понимаю тебя, - улыбается Вестень. – А если попробовать взглянуть на вопрос шире? Допустим, миллионолетняя сущность специально пришла на Землю, чтобы пострадать лет этак 50-60. Например, ей это нужно, чтобы полноценно жить следующий миллион лет. А ты взял – и «помог», тем самым лишив ее возможности получить то, что ей необходимо. И сущность возвращается домой ни с чем. Придется вновь идти на Землю в надежде избежать встречи с «помощниками».
- Но ведь ты понимаешь, что я никогда не смогу узнать, кто передо мной: описанная тобой миллионолетняя сущность или действительно нуждающийся в помощи человек.
- А кто на самом деле этот «действительно нуждающийся в помощи человек»? – с ехидной улыбкой спрашивает мой загадочный собеседник.
- Послушай, Вестень, можно проще объяснить?
- Догода, проще объяснить нельзя. Если хочешь действительно понять – научись этому на практике. Объяснения в данном случае помогут мало.
- Но что же мне делать? – спрашиваю я.
- Ничего особенного. Живи как жил, иди по Пути, как шел. Только постарайся не воспринимать все слишком однозначно. Хочешь помогать людям – помогай, не хочешь – не помогай. Суть не в этом. Суть – в понимании.
Объяснения Вестеня выглядят неубедительно. Такое впечатление, что ему не важно, пойму я его точку зрения или нет. Сидит себе в полном спокойствии и смотрит куда-то в пространство. Он считает, что я, живя на Земле в человеческом виде, могу знать о своем (и не только) миллионолетнем существовании до прихода на Землю, и в своих действиях руководствоваться этим знанием. Милая заявочка.
- Ты ничего не понял, - вмешивается в мои мысли Вестень, - не нужно знать о своем миллионолетнем существовании. Нужно этим жить. А чтобы этим жить – не обязательно все помнить. Главное – идти в нужном направлении. Ты – это не только твое тело и сознание. Ты – это также и весь твой Путь, который был до этого и будет после. Путь не останавливается, он соединяет тебя нынешнего с тобой прошлым и тобой будущим. Нужно быть собой целиком, а не только тем, что ты собой представляешь сейчас. Если ты станешь всем своим Путем в целом, у тебя не будут возникать вопросы – помогать или нет. Ты будешь действовать правильно.
- Вестень, я все понял. Благодарю тебя.
Главное – хранить направление. Свое направление. И для этого необязательно помнить свое существование до рождения на Земле. А направление нужно почувствовать.
Вестень как сидел в полном спокойствии, так и сидит, и продолжает разглядывать какие-то одному ему ведомые реалии. Мы находимся на верхнем, открытом этаже терема. Легкий ветерок гуляет по лесу, по пути заглядывая и к нам.
Вечер. Солнце садится.
Очень тихо вокруг.

0

13

Встреча с Богом

…Крада устремляется в центр города, я за ней. Входим в Храм. Там перед каменным столбом стоит мужчина. Это он. Это ее судьба. Теперь мне становится понятно.
Крада подходит к нему. Он поворачивает голову, и их глаза встречаются… Успеваю заметить, что в глазах мужчины точно такая же глубокая грусть, как и у Крады. Вспышка. Крада с избранником исчезают в сгустке света. Я остаюсь в Храме наедине со столбом, который почему-то дрожит и издает непрерывный мелодичный звук, словно камертон. Вдобавок к этому, на столбе прямо напротив моего лица появляется знак в виде двух восьмерок (или знаков бесконечности), расположенных крест-накрест. Звук вибрирующего столба стихает, и вместе с ним постепенно растворяется четырехлепестковый знак. В Храме пусто и тихо.
Такое чувство, что мне нужно немного подождать и не покидать Храм хотя бы несколько минут. Следую этому ощущению. В Храм входит человек, который кажется мне очень знакомым. Я совершенно ясно знаю, что это мой друг. Зовут его… Ун Каран!
Выглядит он теперь совсем по-другому. Сидя в своей башне-тюрьме, обликом он был похож на этакого старого звездочета из сказки: седые волосы, борода, мантия до пят. Теперь же внешним видом волшебник напоминает варяжского воина средних лет: длинные волосы, заплетенные в косы, густая каштановая борода, кожаная одежда, годная для походов и битв, мощное тело с развитой мускулатурой.
- Однако быстро ты увлекся местными проблемами! – с улыбкой произносит Ун Каран. Разговаривает он красивым басом с небольшой хриплостью в голосе. – Думал, никогда тебя не догоню! Спасибо, один толковый парень тут Храм построил. Так-то оно быстрее путешествуется. Ну что, каковы твои дальнейшие планы?
- Привет, друг! – радостно отвечаю я, - Было бы очень интересно узнать, куда отправились Рас и Крада. После их исчезновения в мире Дреженя я их не видел.
- Нет ничего проще, мой юный друг! – в манере старика Хоттабыча отвечает волшебник. Понятия не имею, знает ли о старике Хоттабыче Ун Каран, да и не этот вопрос занимает меня в данную секунду больше всего.
Там, где мгновение назад стоял мой всезнающий собеседник, теперь пусто. Опять начинаются чудеса. Поколебавшись секунду-другую, направляюсь к выходу из Храма. Оказавшись снаружи, понимаю, что только что совершил очередное путешествие. Передо мной раскинулся другой мир. До самого горизонта раскинулась степь: песчаная земля, редкая трава и кустарник. Все пространство, в том числе и воздух, имеют желтоватый оттенок, по небу движется масса темно-синих туч без единого просвета. Теплый постоянный ветер гонит небесные армады в одну сторону: на запад.
Мое тело рассеивается, словно густой туман, смешивается с ветром, и вот я лечу в потоках воздуха высоко над равниной, впитывая новые ощущения, рассматривая проплывающий внизу ландшафт. Бесконечная степь не заканчивается и не меняется, теплый ветер дует с постоянной силой в одном и том же направлении.
…Искатель Бога опустился на одно колено, не в силах больше продолжать Путь. «Где же ты?» Пустыня была бесконечной и огненной, огонь был словно растворен в воздухе, прожигая тело Искателя насквозь и причиняя дикую боль. Сознание его было пустым и готовым к принятию потока. Намерение было твердым и непреклонным. Он не помнил, как долго длятся поиски, перестал удерживать воспоминания: все это сейчас не нужно. Теперь он представлял собой один-единственный порыв вперед, к цели: Бог. Тело начинало сдавать, то и дело отказываясь повиноваться непреклонной воле. Это единственное, что могло подвести, не выдержать, сгореть. Искатель давно уже шел в ярких огненных вспышках пламени, способных сжечь что угодно, но тело еще как-то держалось.
У него не было инструкции, что и как делать, и в какой последовательности. Он все знал сам. Просто знал всегда, и вспомнил, когда это потребовалось. Но теперь появилось обстоятельство, способное свести на нет весь проделанный Путь. Тело разрушалось. Это – последний этап, его нужно пройти правильно, иначе провал. Тело нельзя терять: это проводник, способный за короткое время преодолеть длинную дорогу. Искатель по имени Рас опустился на горячую землю и застыл в ожидании. Он знает. Только нужно вызвать, воскресить это знание, ведь дорога эта проходилась не раз, и не только им. Многие шли, и многие доходили. Дойдет и он. Конечно, он знает.
Рас поднялся с земли, входя в новое состояние. Тело наливалось силой и свежестью. Огонь перестал досаждать и стал восприниматься, как приятная бодрящая прохлада. Рас устремился вперед, окрыленный очередным совершенным переходом. Осталось немного. Это трудно, но осуществимо, он убеждается в этом снова. Ну что ж, он практически дошел. Остается последний шаг…
Продолжаю полет вместе с теплыми потоками воздуха, и тут далеко внизу, в необъятных пустынных просторах, вижу человека. Это Рас! Вот он поднимается с колен, устремляется вперед, шаг переходит в бег, и тут случается нечто. Оттолкнувшись последний раз от земли, Рас превращается в сияющую радужную птицу, которая словно соткана из ярких солнечных лучей, переливающихся всеми цветами! Потрясающе! Ощущаю, что окружающее пространство обогатилось еще одним Божественным Присутствием, которое знает тебя, и не только тебя, но и весь мир. Радужная птица входит в мир. Ее уже не видно взглядом, но присутствие ее явно ощущается. Радость охватывает меня, и вот еще одна радужная птица входит в мир, одновременно творя его бытие и равновесие. Везде – мудрость. Только надо узнать…

0

14

Крада. Новый Путь

Есть миры, в которые свет приходит не напрямую, а через особую систему фильтров-преобразователей. Каждый луч при входе подвергается превращению, и в мир он попадает уже в измененном виде. Такие миры лишены многого. В них внутренняя суть никогда не соответствует внешнему проявлению. Как следствие, там возникают два мира – внутренний и внешний, между которыми обычно назревает конфликт.
Некоторые из обитателей таких миров смиряются с существующим положением вещей, принимая всё, как есть. Другие всю жизнь не могут смириться с явным несоответствием, страдают и борются. Кто-то в итоге достигает гармонии, другие же уходят из жизни, так и не выйдя из внутреннего тупика и пучины противоречий.
Почему лучи света проходят через фильтры-преобразователи? Откуда они взялись или кто и зачем их установил? На эти вопросы однозначного ответа нет. Многие полагают, что фильтры стоят внутри самих обитателей этих миров, и искаженное восприятие действительности присуще лишь сознанию местных жителей, а мир сам по себе нисколько не отличается от остальных миров Вселенной. Согласно этой версии фильтры внутри сознания возникли как некая «ошибка» в процессе развития местной цивилизации. Причем мнения о причинах возникновения этой ошибки также разнятся. Она может быть результатом неправильных действий людей, либо может возникнуть случайно, либо является результатом чьего-то злого умысла. Сторонники подобных версий склонны полагать, что фильтры восприятия люди могут преодолеть путем собственных усилий, причем методов преодоления также существует множество.
Другая группа жителей считает, что фильтры на пути света установлены враждебными силами, ведущими своеобразную войну с ними либо использующими местных жителей для каких-то своих целей. Сторонники подобных теорий даже приводят свидетельства, доказывающие их правоту, и предлагают методы борьбы с захватчиками.
Существуют и другие теории возникновения световых фильтров. Есть и такие радикально мыслящие, кто полагает, что нет никаких фильтров, и вообще все восприятие человекоподобных существ – одна большая ошибка. Они считают, что настоящая реальность просто находится за рамками познавательных возможностей разума, и ее стоит либо не пытаться понять вообще, либо воспринять чем-то иным, значительно превосходящим возможности разума.

… Я иду среди облаков, мерно плывущих по небу. Вокруг – тишина и покой. Солнце красиво сияет впереди, окрашивая облака в разные цвета. У меня нет цели, есть лишь процесс, и он заключается в неспешном и постоянном движении сквозь бесконечное небесное царство с его облаками, ветрами, сиянием солнца и светом звезд. Я проложил этот путь сам, не стремясь чего-то достичь или куда-то добраться. Меня также никто об этом не просил. Я просто совершаю то, что кажется мне наиболее уместным. Это мой своеобразный вклад во всеобщую великую и прекрасную картину, живую и постоянно движущуюся, в которой бесконечно появляются и исчезают новые и новые мазки.
Временами я создаю ветер. Вернее, участвую в его создании, ведь ни одно действие не совершается нами в одиночку и любое действие затрагивает многих. Этот ветер меняет общую картину, краски обретают новые оттенки, облака наливаются водой и проливаются дождями в иные пласты реальности. Там идет своя жизнь, восприимчивая к процессам, творимым здесь, на небе. Небо также не живет отдельно от иных планов бытия, улавливая новые качества и отвечая на них изменением собственных процессов.
Здесь не нужны мысли. Я говорю об этом, потому что знаю, как это – быть мыслящим существом. Есть области бытия, в которых не прожить без ума и мышления, как не прожить и без иных подручных средств, способствующих выживанию и сохранению самих себя.
Но сейчас всё изменилось. Мне нужно отправиться туда, куда проливают дожди набухшие водой (или светом?) облака. Туда, где единое и совершенное бытие разодрано в клочья, трепещущие в попытках воссоединиться в некогда прекрасное нечто. Но так рисует рука Творца. Если целая картина требует в каких-то участках нанести неприятные краски – Он, не колеблясь, сделает это, после чего, разумеется, картина станет еще прекрасней. Да и для кого эти краски неприятны? Лишь для тех, кто в них погружен.
… «Погружение» завершено. Я прибыл сюда ненадолго, и, опять же, не для выполнения какой-то цели. Я здесь потому, что знаю: путь идет сюда. Художник, творящий картину, всегда точно знает, какие цвета подобрать. Но если спросить, откуда ему это известно, он вряд ли даст четкий ответ. Я в своем пути ориентируюсь примерно на то же чувство.
Плотное тело дает хорошо знакомые ощущения. Память о нём свежа, как будто я был здесь лишь вчера. Хотя кто знает, быть может, так оно и было? Меня зовут Рас, вернее, так зовут того меня, что временами появляется в этой части мироздания. С появлением тела и ума образуется и цель. Так уж здесь все устроено: единый путь рвётся на куски, появляется цель, способ её достижения, действия, направленные на её достижение, само достижение, удовлетворение от свершенного… И все заново. Но не об этом речь. Я люблю женщину по имени Крада. Мы встретились давно и далеко отсюда. Сколько прошло времени? Сколько пришлось пройти различных мест во вселенной в стремлении воссоединиться с возлюбленной? Наши пути сходились и расходились вновь, рисуя замысловатые узоры в пространстве, времени и где-то еще, очень похожем на чертежную бумагу конструктора… Мы хотим быть вместе, но почему-то наши пути образуют все новые и новые петли, не позволяя встретиться и остаться вместе навсегда. Течения жизни вечно сводят и разводят нас, но наша любовь также вечна…

… Грязная бомжиха умирает. Она еще не старая, но изможденное тело не способно больше носить в себе душу. Эта женщина недавно покинула город, погрузилась в окружающие леса, не заботясь больше о пище, ночлеге и теплой одежде. Она ушла в лес, решив поставить точку. Когда-то она, как и все в этом мире, появилась на свет, была выращена и воспитана заботливыми родителями. Но, чем взрослей она становилась, тем чаще в сознании возникали видения иных миров, более гармоничных, наполненных смыслом и радостью бытия. А здесь она чувствовала себя будто погруженной в кромешную тьму без единого просвета. В этом мире существовал словно некий барьер между внутренним и внешним мирами. Первый не переходил закономерно во второй, как это происходит в остальных нормальных мирах. Здесь, какой бы прекрасный образ не был создан тобою внутри, он не выходит в мир окружающий, а так и остается далекой недостижимой мечтой. Всё должно быть не так. Это неправильно. Такого рода понимание стало в ней настолько прочным, что она больше не могла жить «как все»: не ходила на работу, не рожала детей и не выходила замуж. Родители не смогли вразумить ненормальную дочь.
Сейчас она лежит в лесу и ощущает, как жизнь медленно покидает тело. Она не может быть уверена, что после смерти попадет в те прекрасные миры, что являлись в видениях. Однако она уверена в том, что смерть лучше, чем жизнь в плотном тумане неправды, где потоки жизни обрываются, почти не начавшись. Здесь все происходит лишь в одной-единственной плоскости, не распространяясь в иные измерения бытия, тем самым не позволяя самой жизни проявлять себя в полной мере. Здесь всё – ложь.

… Я опоздал. Моему взору предстало лишь мертвое холодное тело. На изможденном лице лежит и не тает снег.
Цель исчезла. Моя любимая уже находится на иных путях, образующих причудливые петли в пространстве и времени. Неожиданно я замечаю, как под кожей моего тела появляются движущиеся светящиеся пятна. Кое-где кожа исчезает, и изнутри вырываются потоки света. Наконец, отдельные лучи сливаются в одну вспышку, и я перестаю существовать в этом мире. Путь мой здесь оказался недолгим. А ведь мы могли соединиться под этим небом и быть счастливы!
… Я иду по небу среди облаков и рисую величественную картину с помощью ветров и дождей. Мой старший брат по имени Солнце создает непередаваемую атмосферу божественного присутствия. Здесь нет времени, есть только вечность и только текущий миг. А еще есть нечто, единое для всех пластов бытия, то, что позволяет говорить «на одном языке» божественным силам и тем, кто торит непростые пути в непростых мирах, стараясь собрать вместе разодранное по частям единое целое.

… Крада стоит на берегу Ланхи. Ей предстоит долгий путь. Поднимается солнце, и Краде открывается бесконечная дорога сквозь небеса в иные миры, к иным звездам и иным пространствам. Она знает, что будет нелегко: внутренняя суть будет рваться на части, умирая и возрождаясь снова в разных мирах, забывая правду и вспоминая её вновь, теряя цель и обретая её снова. Но только так возможно вернуть пропавшего возлюбленного, которого после их встречи, так же, как и её, закружили вихри реальности, и они стали кружиться, подобно опавшим с дерева листьям, в различных мирах и временах. Где он сейчас? Крада знает, что Рас почти успел к ней в том странном мире, где все проникнуто неправдой. Почти успел. Но Крада в тот момент уже стремительно уносилась в родной мир, туда, где Ланха и Дрежень, туда, где душа, словно цветок, рождает семена, падающие в окружающий мир и продолжающие твою собственную внутреннюю суть. Сейчас ей предстоит, как и в тот, первый раз, надолго покинуть родной мир, отправившись на поиски пропавшего Раса. Все напоминает о том дне, когда Крада добровольно обрекла себя на бесконечные скитания по мирам, временам, воплощениям, тем самым обрубив часть своей памяти, лишившись в некотором роде самой себя.
Точно так же течет Ланха, символизирующая вечный путь. Вот поднимается солнце, открывается дверь… Осталось шагнуть.
Что-то удерживает Краду на самом краю уносящейся в пространства и миры стрелы. Надо подождать. Чем кружить в хороводе бесконечных жизней и страданий, не лучше ли постараться понять нечто новое? На память приходят изречения каких-то мудрецов о том, что лучший способ достичь цели – не стремиться к ней. Звучит парадоксально, но сейчас Крада уверена, что это правда.
Девушка поворачивается спиной к реке и устремляется в лес.

0

15

Знаменательно, что "проза" на нашем форуме символична в полной мере - символы сквозящи и светятся...

0

16

Здравствуйте все! (позвольте поздороваться в этой теме)
Я сейчас осваиваюсь на этом форуме, поэтому буду пока больше читать, чтобы уловить здешний дух. А как уловлю - надеюсь, смогу общаться на "одной волне" со всеми.

Рад встрече!

0

17

Антон, большое спасибо за ваше появление Во Вне направлении!  :)

0

18

Спасибо, что есть такое течение, как Вневизм. Чем больше читаю, тем больше встречаю своих собственных мыслей об Истине. Но мысли эти были настолько "немысленными", идущими "по касательной" к основному процессу мышления, что я даже не мог предположить, что их можно вот так уплотнить и ярко выявить! Это действительно потрясающе.

0

19

Антон, спасибо!
Вы вносите свою уникальную струю в наш диалог с культурой, небо, вечностью, литературой. Вы правы - стремление к невозможному - суть творчества и становления, но без него нет Жизни.

0

20

Алексей, благодарю за эпиграф к разделу "Внутренний Путь". Очень сильно сказано и очень точно.

0

21

Самое интересное, что спустя вневременье , начинаешь понимать,  что вне-течение делает тебя , а не ты обосновываешь его.  У Алексея Филимонова сказано:

     Не я течение замыслил -
     оно придумало меня,
     предвоплощённого из чисел,
     от слова боли и огня.

А я скажу, что
    Аллегория -
    с гор аллегро,
    Данте облик,
    эльфийский след.
    Аллегория -
    горние слоги,
    с гор спустившийся
    лёгкий свет.

0

22

Ун Каран и его странности

Случайно обратил внимание на странный факт, указанный в самом начале повествования. Ун Каран удивляет с первого дня нашего с ним знакомства. Почему он сидит в заточении в башне? Почему он узник? Возможно, столь древних волшебников трудно понять современному человеку, но я все же попытаюсь. Ун Каран говорил, что положение заключенного его развлекает и забавляет, но такие объяснения меня лично не устраивают. В чем тут развлечение? В том, что его тюремщики думают, будто они тюремщики, а на самом деле совсем нет? Ну и что тут смешного? Стоило ради этого беспокоиться? Что-то тут не так.
Присматриваюсь внимательнее. Точно. Все не так просто. Главный тюремщик Уна Карана – вылитый Ун Каран. Причем особой мудрости и величия в нем не заметно. Что за дела? Вхожу к волшебнику. Он смотрит и улыбается. Разумеется, он уже знает, о чем я хочу спросить, и поэтому первый начинает разговор.
- Да нет здесь никаких секретов. Сейчас я все тебе доступно поясню. Главный мой тюремщик – это и есть я сам, но только в прошлом, понимаешь? В том далеком прошлом, когда я еще ничего не знал, не мог и не понимал. И тюремщик этот даже не догадывается, кто его узник! Очень интересный факт: то, что происходит сейчас с «ним», то есть со мною прошлым, я прекрасно помню. Ведь тогда я действительно не представлял, кого держу в заточении, думая, что это нарушитель закона. Поэтому я не лгал, когда говорил, что такая ситуация меня очень забавляет. А сижу я здесь действительно по своей воле. По своей, да не совсем. Уж очень сильно я изменился с тех пор, и прошлое мое сильно отличается от настоящего. Оно не меняется так просто. Оно держит и не отпускает меня дальше. Оно имеет инерцию и не склонно к переменам. Но все же его можно изменить. Медленно, трудно, но можно. Ты – тому доказательство. Соображаешь? Неужели ты думаешь, что я и правда явился, чтобы поболтать о том о сем, пока сижу в заключении? Ведь и ты – это тоже я. Ну или наоборот: я – это тоже ты.
Перевариваю услышанное. Получается, когда кто-то стремится к чему-то, то на определенном этапе различные его «Я» становятся некими «крючками», зацепленными в своих условиях существования. И ему приходится возвращаться, чтобы «отцеплять крючки». Мысль не новая, но я не думал, что все это настолько буквально. Если продолжить рассуждать, получается очень любопытно. Вполне может оказаться, что те качества, которые мы держим в темнице, не позволяя им вырваться наружу, могут на самом деле быть самыми полезными в смысле развития… Мы думаем, что они «вне закона», а на деле наоборот. Еще одна любопытная мысль: возможно, человек – это некая сеть, раскинутая в разных местах и временах, и разные элементы этой сети влияют друг на друга. То есть, если у меня чего-то не получается, то стоит поискать другого себя где-то еще и постараться исправить. А вдруг он не захочет? Почему это я имею право его исправлять? А может, это он хочет «исправить» меня? Как-то не сходится. Я не хочу, чтобы меня кто-то исправлял.
- Ну, во-первых, не кто-то, а ты сам, своей собственной персоной, - вмешивается в мои размышления Ун Каран, - а во-вторых, если тот «другой ты» сумел преодолеть пространственно-временные рамки, перешагнуть непреодолимое, то не стоит ли к нему прислушаться? Ведь такое не каждому по силам! В конечном итоге польза будет для всех твоих ипостасей, если хотя бы одна начала движение вперед.
Как-то все это неубедительно. И зачем мне все это знать, если я не вижу применения этому? Вот я живу в мире, и всего-то хочу спокойствия и благополучия близких мне людей. Хотя… Без вопросов невозможно. Бывает, все хорошо у человека, а счастья нет. Проблем нет, но и счастья нет. А еще часто возникает простой вопрос: почему все так, как оно есть, и никак иначе? Почему все именно так? Вопрос простой, да вот ответ найти непросто. И еще много существует таких вещей, которые приводят к необходимости поиска. Идея, что человек гораздо больше, чем кажется, имеет право на существование. Взять хотя бы избитый символ айсберга. Верхушка, видимая над водой, гораздо меньше, чем скрытая подводная часть. Может, и человек устроен подобным образом? Разберешься в скрытой части себя самого – поймешь и открытую часть. А еще нужно учесть, что айсберг состоит из воды, которая его окружает, и вода эта тоже имеет какое-то определенное качество…
Ун Каран сидит в башне и ждет, когда тюремщик захочет его выпустить. Сам захочет. Старый волшебник его никак к этому не принуждает. Он лишь обозначил свое присутствие и стал ждать. Наверное, ждать он будет долго. Но ведь меня он уже дождался. Наверное, дождется и остальных.

0

23

Перекликается с идеями Набокова в романе "Приглашение на казнь".
Безусловно, кто мы и кто "я" помимо обихоженного пространства сознания? Где еще протекает наше существование?
Соцреализм отсекал весь остальной мир, и человек разлагался в материальной "реальности". То же самое, в сущности, сейчас нам показывает постмодернизм - отсекая пространство вне либо показывая его с карнавальной стороны, а значит, отрицая.
Спасибо, Антон, за краеугольный пост - именно эти проблемы мы и пытаемся обозначить - насколько имеем такую возможность - во вне-направлении...

+1

24

Серый дракон

Свет – его Отец, Тьма – его Мать. Его первые воспоминания появляются на верхушке серой каменной крепости. Над головой плывут, клубясь, темные неприветливые тучи. А из окна самой высокой башни на него внимательно смотрит старый волшебник, словно бы здороваясь и одновременно прощаясь. Серый дракон сидит на зубьях крепости и оглядывается по сторонам, словно пытаясь понять, где он и кто он. Это ему пока неизвестно. Но вот яркие образы врываются в сознание, и он понимает, кто он такой. Вернее, кем он был и кем стал. Две маленькие слезинки срываются и улетают в бездну, подхваченные порывом ветра. Дракон понимающим взглядом смотрит в лицо волшебнику, взмахивает крыльями и уносится в воздушный океан.
Итак, я дракон. Неожиданный поворот событий. Хотя последние события уже плавно подводили к этому осознанию. Упругий воздух прочно держит драконьи крылья, душа чувствует многочисленные потоки энергетических лучей-дорог, бегущих в различных направлениях. Ощущения новые, но узнаваемые, словно еще вчера я рассекал небесные просторы в облике дракона, а потом отлучился буквально на пару дней.
Мое имя – Дус, я близок к огненным драконам, но не принадлежу к их роду. Я из новых драконов, которые появляются в переплетениях стихий и магической воли. Мы появляемся, когда мир близок к своему концу, и возникает необходимость в «передаточном звене», которое перенесет суть этого мира в следующий. Возможно, в следующем мире я снова перестану быть драконом… Однако этот облик меня нисколько не тяготит. Лишь одно вызывает грусть: исчезнет многое, что стало таким привычным, а я останусь. Останусь для того, чтобы, пройдя через полное одиночество, находить старых друзей в новом облике и новом сознании… Однако грусть не мучает меня слишком долго. Уж слишком свежи энергии, и очень быстр поток, несущий меня вперед.
Появился океан, и я опустился на высокую скалу, став свидетелем солнечной дорожки, появившейся на водной глади перед закатом. Хорошая возможность для песни. Поэтому я начинаю:
Не стой, как пришелец, у ветхого крыльца. Испивший лучей не боится конца. Лучи с порога уходят в воду, замыкая круг и реализуя природу Круговорота Начал. Круг мал. Курсивом написана обычная истина. Океанская волна тем сильна, что не ищет дна. Ветер тем могуч, что не ищет туч, которые суть вода, и плескаются туда-сюда. Огонь тем велик, что многолик: он и там есть, где нечего съесть. Земля тем прочна, что она – тоже волна, и любой материк – как рыбий плавник. Очи золотистые к морю поверните и сквозь ткани мглистые облако узрите. Облако вещей, источник материальных дождей, корм бескрайних родящих полей. Полей и пространств. Среди прекрасных убранств дышится просто и легко, и идти туда не далеко. Сунь палец в замок. Щелк!

0

25

Мир нуждается передаточном звене!
Но кто учит клинописи символов? Чей это взгляд извне и обочь, от коего бездне невмочь?..
Мы проявляем вечность.

0


Вы здесь » ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление » Внутренний путь » Путешествие в Сказку. Автор Догода