ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление » Книги » Сергей Воробьёв. МетаКвадроПоэзы. Заполнение черного квадрата.


Сергей Воробьёв. МетаКвадроПоэзы. Заполнение черного квадрата.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Сборник квадропоэз. Рига-СПб. издательство "СВЕТОЧЪ", 2012

http://uploads.ru/t/y/S/d/ySdwx.jpg

Предисловие

СВЕТ  ИДЕАЛЬНОЙ  БЕЗДНЫ

всё время кто-то
нашёптывает
на ухо но
кто не знаю
        Чёрный квадрат письменности – ЧэКа – метаквадропоэзы некоего человека в чёрном, внеперсонального лектора памяти, сметающего с пьедестала умные мысли и уравновешивающего наше инобытие по отношению к пустотелости вселенной, где блистают подобные ему кристаллы соли, разъедающие чёрную краску отечественной непогоды. Собственно, это второй, иной, некий Сергей Воробьёв, вдруг обретший зрение глубины. Многие квадропоэзы рифмуются между собой, образуют новые молекулы, кристаллизуясь и обращаясь в сообщающиеся группы. Так растут кристаллы чёрного цвета.
        Это совсем иные тристии – жалобы, более принятые в жанре лирической поэзии, но о себе ли скорбит поэт чёрного квадрата или куба?
несчастные
кто последний
в очередь
за счастьем
        Безысходность, нашёптывая впотьмах, для себя, – новый юмор, или прежний, таинственный, почти забытый, приотворяющий вечную дверь в бездну:
жизнь это
трагическое   
путешествие
в вечность
        Трагизм Сергея Воробьёва – в данном случае он соавтор «чёрного квадрата» Казимира Малевича – не в отрицании бытия, а в полном осознании процесса отмирания крайне важных составных частей нашей жизни – будь то культура, человеческие отношения, неуловимый миг свободы…
с некоторых пор
я оказался
в глубоком
андеграунде
        Ирония по отношению к Толстому и Достоевскому – на самом деле плач по утраченной иллюзии, обещанной нам классиками – ставшими теперь Толстоевскими… Да и в этом слипании мысли, сворачивании её до четырёх строк (трехстишия выглядят слишком лирично и по-заморски) попытка нового пересотворения перед лицом всемирного Апокалипсиса, который будет проявляться не только в глобальных катастрофах, но прежде всего в унификации сознания и «постмодерне».
раньше Ленин
и Сталин наши
вожди а теперь     
Димон и Вован
        …Мир дал трещину, и сквозь неё полезла паутина мистики, обволакивающая мутной ширящейся пеленой души и сознание. Удивительно, что сей эзотерический прорыв никоим образом не связан с формированием новой эстетики, более того, на ней вообще ставится крест (и здесь также тайно проступает Малевич в ипостаси маляра символики тоталитаризма)!
врастайте
корнями в землю   
чтобы устоять
в бурю –
свидетельствует автор, исследуя лабиринты чёрного цвета и звука, – на подобной чёрной доске когда-то потонули слова начала послед-ней державинской оды: «…И общей не уйдёт судьбы». И что же дальше? Немота, сон, стук извне?..
остров знания
окружён океаном
вечной                     
тайны
        Потусторонность разыгрывает свою драму, где мы являемся персонажами, чьи авторские личности растворены в «чёрном квадрате». «Заглушая шёпот вдохновенных суеверий, здравый смысл говорит нам, что жизнь – только щель слабого света между двумя идеально черными вечностями», – писал Владимир Набоков в «Других берегах». И всё же мы обращаемся к вопиющему порой суеверию искусства и памяти.
чем хорош
чёрный квадрат                       
на нём можно
писать
Квадропоэза – последнее пристанище, оплот, амбразура духа русского дота. Её прообраз – розановская записка, опавший лист вечности… Лирический герой выступает наблюдающим за мыслью – ограниченной пределами земного времени, а с другого края – «Богом», беру это слово в кавычки, ибо
Бог начинается
там где
кончается
мысль
        Божественная сущность парадоксальна, зачастую действие во благо творит разрушения. Сергей Воробьёв не заостряет мысль до степе-ни предъявления счёта, но подходит к неким запретным границам:
Каин убил
Авеля с этого
началась                   
история войн

война
начинается
задолго до
её начала
        Проблематика пушкинского «Анчара» – дерева зла, символизируемого отчасти «чёрной квадропоэзой», – сводится квадропоэтом к самому простому, минималистскому (при всей якобы сложности нашей жизни) сообщению:
пошли
человека и
он обязательно
принесёт
        Тупик эпохи Возрождения, а возможно, её подлинная сторона, проступает именно сегодня. Человек вынесен вне, ещё при жизни он микрочастица,  чип Надмирного надзирателя за почти непреодолимым барьером неразгаданного:

за нами
всё время
кто-то
подглядывает

кто-то глумится
над нами а кто-то
нас любит
безмерно   
Таков осмысленный, даже осязаемый «вневизм» Сергея Воробьёва, передаваемый им из-за границ обыденного сознания, если говорить об отношении его творчества к новейшему литературно-философскому направлению, сформировавшемуся в Санкт-Петербурге на рубеже веков и представленному в №5 интернет-издания «Клаузура».
послушайте
о чём говорят
люди       
ни о чём
Ни о чём, никто и нигде… Это сродни мифу о возвращении Одиссея (псевдоним «Никто») в разоренную Итаку, ибо только укрывшийся от всевидящего ока всемирного тюремного наблюдателя и лекаря одновременно, в состоянии продлить смысл и бытие культуры.
говорят
всё проходит
а у меня вот 
не проходит
        Литература возвращает нам миф о вечном путешествии и возвращении в наш возделанный Сад. Он всегда вне – и всегда в нашем сердце.
        Чёрный квадрат света заполняется – чтобы просиять белоснежным листом возвращённого прошлого и творимого предстоящего.
как глупо
мы живём
и как мудро
умираем
Такова вечная тайна жизни, проступающая знаками и пробелами свыше четырехстрочий, олицетворяющих пропасть духа. Синтетичных и синтезирующих, модифицированных и пересотворяющих. Где отсутствие оттенков – непроявленное и ожидаемое освобождение от чуждого взгляда и обретение своего всеохватного зрения.

Алексей Филимонов (Санкт-Петербург)

Отредактировано Алексей Филимонов (2012-03-17 01:38:41)

0

2

Содержание

I

о себе о письме о квадро-поэзе

моё дело
сказать правду
а не заставлять
верить в неё

(Жан-Жак Руссо)

время цветения
метапоэз это время
цветения сакуры и       
всё остальное время

чем хорош
чёрный квадрат                       
в нём можно
писа́ть

в метапоэзах
есть принцип
бу янь (молчания)
читайте их молча

если писать
хокку постепенно                 
становишься
хоккуистом

если писать
метапоэзу сразу     
становишься
метаписцем             

к своему творчеству
отнесись никак
чтобы исключить
самолюбование

пыль на окне
есть возможность
что-нибудь
начертать

о себе бы сказал
квадрописец я
а вы думали       
просто писец


пишу квадропоэзы
для кого и квадро   
а для кого и
чушь собачья

если большинство
homo sapiensы
то я извините   
homo scribens

талант это искра
дисциплина мера   
вкус ум глаз язык     
у меня только глаз

найдёшь
рифму
потеряешь
мысль

на мокром песке
можно написать
пальцем и это
уйдёт в вечность

я всё вижу но
ничего не понимаю
поэтому пишу     
от души

напиши что-нибудь
от сердца или на   
худой конец от       
желчного пузыря

я не словоблуд
я словоруб рублю
слова и складываю 
их в столбцы                 

если лень
писать           
напиши 
метапоэзу

заточить стих
под Басё     
большое 
искусство

pruritus     
skribendi
неизличимая
болезнь

когда нет меры
можно объесться
можно спиться   
можно исписаться

если вы
вчитываетесь
то я скорее всего
вписываюсь

если писать это
потребность то   
по потребности
и воздастся             

вы читаете и 
думаете это одно
а на самом деле     
это совсем другое

я следую за
Кистерским
Кистерский за       
Басё а Басё за кем           

писатель это
не профессия
и не призвание
это наказание

Артур Никитин:
я не умею писать
по вдохновению
я профессионал

когда одолевает
блудословие
молись           
о немоте

если бы люди
ценили золото
молчания они 
стали бы богаче

на лице всё
написано но
не каждый     
прочтёт

как хорошо
горят рукописи
а кто-то сказал
не горят

не сводите
всю русскую
классику к           
Толстоевскому

если в книге
не живёт
дух времени 
книга мертва

если вам
всё по гуглу
то мне всё   
до рамблера

можно ничего
не сказать 
а только
посмотреть

филолог спасается
чтением
а верующий
молитвой   

можно ничего
не сказать 
а только
посмотреть

толочь воду
в ступе это
всегда
пожалуйста

написать книгу
мастерство
продать
искусство

если язык
проводник духа
то не дышите на 
меня пожалуйста   

оставьте
мои квадры
и радуйтесь
жизни

II

уважаемые  дамы 
и господа

никто так
не легковерен
как человек
неверующий

(Ириней Лионский)

нет вечных
истин дамы
и господа а есть                 
истина вечности     

вера в неверие
тоже вера             
но где храм
этой веры 

душа маленький
кусочек вечности
в больном                                   
человеческом теле 

оглянуться можно
только в прошлое                         
в будущее смотрим
закрытыми глазами                 

душа потёмки
и как же
с такой душой 
да в рай

музыка и поэзия
попытка заглянуть   
за грань                     
видимого 

что хуже
для человека 
страх жизни
или страх смерти 

написаны горы
книг одни лезут     
на эти кручи другие   
смотрят на них 

из кусочков полу-
правды возникает
большое мозаичное
полотно лжи 

чем отличается
правда от истины 
никто не может
сказать   

истина не требует
доказательств   
правда не требует
оправданий   

хочется наконец
поверить человеку 
окончательно
и бесповоротно

всем
лечиться       
лечиться 
и лечиться 

верность не купишь
но с другой                 
стороны
и не продашь 

за нами
всё время
кто-то
подглядывает

всё непросто
даже прыщ
просто так 
не вскочит

борода это
вещь в себе   
или она есть   
или её нет   

жизнь не
развлечение   
а пронзительная
боль

кто-то глумится
над нами а кто-то
нас любит
безмерно   

время
лечит 
а врач                             
залечит 

незавершённое
дело как незрелый
плод раскусишь но
есть не станешь 

узнать всё
невозможно
узнай однажды
хотя бы себя

в душе все
мы дети но
как добраться
до этой души

глубина мысли
определяется     
степенью
незнания 

смешные вокруг
людишки
а сам я       
не смешной 

смерть является
первым
проникновением
в тайну жизни     

в дискуссии
мы слышим
только себя
непоколебимого   

в молчании
кроется некий
смысл в немоте 
его нет     

думаю об
ушедших
а это им     
поможет 

самый
прожорливый 
хищник
время     

чем ближе к
цивилизации
тем больше
мусора   

если мир придуман   
не нами то где
прячется
тот выдумщик 

всю жизнь
прожить в уюте
и тепле а зачем
тогда жить     

мысль кружит
как надоедливый
комар но пока     
не кусает   

все мы люди
и только
Адам
человек

сколько
презрения
в говорящем
без мимики

человек
изобретает
а человечество
пользуется

умом Россию
не понять
поскольку
не на чем объехать

сон праведника
без сновидений   
а значит без
искушений 

если все сказанные
слова выстроить в
линию она дойдёт
до самого Господа
 


III

очевидные  вещи

тот кто делает
погоду мало
интересуется
её прогнозом

(Леонид Леонидов)



время не имеет
массы
но как оно
давит на нас

мурена не кусает
если её не трогать
а человек
может

газета рассадник
сплетен но в неё
можно завернуть   
что-нибудь

человек или
сын вечности
или пасынок     
безвременья

острова и материки
спасательные
круги всемирного
потопа

сначала мы теряем
молодость потом
здоровье и
наконец себя 

правда там
где совесть
ложь там
где корысть

все хотят
поговорить
даже
собаки

мы все
как
глухари                 
на току

12 апостолов
12 присяжных     
12 месяцев
12 дюжина

чернила ушли
из нашей жизни
ушло из жизни и   
чистописание

ублажить душу
можно
только
молитвой

пессимизм
и цинизм
идут рука
об руку

первый признак
заболевания
когда ничего   
не болит

две левые
руки
пельмень   
не слепят

змея тоже имеет
язык но говорить
при этом
не хочет


задумываться
о жизни
хлопотно и   
бесполезно

задумываться
о смерти
полезно и 
целительно

здоровье не
купишь тогда
зачем платить
врачу

чем дольше
лечишься
тем меньше
здоровья


прошлого
настоящего 
и будущего
у вечности нет

как таинственна
наша жизнь ещё
более таинственна     
наша смерть

океан кажется
беспределен но     
это заблуждение
так и вселенная

любовь
это когда               
обухом по голове   
но не до смерти

юморист юморит
балагур балагурит
а шут просто           
шутит

предубеждение
дальше от истины
чем полное       
незнание

жизнь это
постоянная
борьба с пылью
и энтропией

если Вас никуда
не посылают
значит Вы своё     
уже отходили

если остановить
мгновенье                               
остановится
жизнь

море умеет
хранить тайны
потому что             
оно безмолвно

бежать трусцой
по Сен-Тропе
вдоль океана       
не ново

жена поэта
его муза
муж поэтессы
далеко не муз


зажмуришься
и жизнь                 
становится             
краше

старость это
когда всё что 
было внутри   
проступает наружу

отсутствие
цензуры   
порождает     
хаос

женщины очень
требовательны
а мужчины весьма           
неприхотливы

всё продаётся
в этом мире
пока есть     
покупатели

у любви нет
законов
она вне         
юриспруденции

человеку всё
время
не хватает
любви и денег

трудно убежать
от бедности
а ещё труднее           
от богатства

IV

жизнь-жестянка

всё не так плохо
нас не продавали
нас выдали
даром

(Карел Чапек)


человеческая жизнь
не стоит и рубля     
и только иногда   
руб двадцать

артист упал
в оркестровую
яму и стал   
суфлёром

жизнь
иррациональна
а разве есть здесь
нечто рациональное

уличная картинка
идёт трамвай лает
собака мальчик
писает на газон

ручки тоненькие
ножки тоненькие   
а жить
хочется

гляжу
на часы но
времени не 
чувствую

жизнь проходит
быстро но
тянется   
долго

смотрю на
старые фото
тоже ведь     
жили

миру мир
война войне   
человек
человеку

лепил
снеговика 
получилась
Венера

блуждал в пампасах
вышел на дорогу
куда идти теперь
неведомо

чем больше
учишься тем
глубже пропасть     
незнания

не стругайте
меня шпунтубелем
лучше просто           
рубанком

идёт странник
с посохом в
длинном балахоне         
за плечами XX век

несчастные
кто последний
в очередь
за счастьем

сколько умных
мыслей роится
в голове а ума     
всё нет и нет

всё время кто-то
нашёптывает
на ухо а кто
он не знаю

как нелегко влезть
в душу человека
ещё тяжелее       
из неё вылезти

остановись и
оглянись вокруг
и попробуй
найти себя

крутой бульон
в котором варится   
человечество скоро
станет студнем

мы только
соприкасаемся
с этой жизнью но
не проникаем  в неё

когти
цивилизации
добрались
и до меня

можно ли
жить плохо
когда вокруг 
всё хорошо

когда анализы
хороши то
и жизнь     
хороша                 

инерция толкает
человечество
в пропасть
прогресса

я гражданин
вселенной
а руку так никто
и не пожал

жажду свободы
не утолить   
водой
либерализма

жизнь это
трагическое   
путешествие
в вечность

сидеть на печи
и вышивать
крестиком
лучшее время

Дзержинский
умер а                   
ФЭД
остался

всё уже было
и ещё будет
и уже                 
есть

написаны горы
книг одни лезут     
по ним другие   
смотрят на них 

любить всех
химера себя
нонсенс другого
филантропия

пишу под
Идзуми Кёка               
а романтики
не видать

треть жизни
спим треть едим
треть говорим
а жить когда

уроки школы
и уроки жизни
очень редко
пересекаются

     
живёшь живёшь
и всё время
что-то не так
а потом так и так

самое страшное
не то что мы
уходим а то
как мы живём

если всё
отдашь
что-нибудь
да останется

всё взывал к
высшему разуму
и вдруг услышал
отстань сын мой

V

из  разговоров

верить клятвам
предателя всё равно
что верить
благочестию дьявола

(Елизавета I)


если бы прожить
сызнова прожил бы
по-другому скучно   
повторяться

Маркс и
Энгельс
два сапога
пара

все поиски смысла 
жизни сводятся
к оправданию моего
существования

 
напиться бы
так чтобы
наконец-то
протрезветь

если бы не
Горбачёв
что бы делал
Бжезинский

гибэдэдэшники
это романтики
с большой         
дороги

смотришь TV
все там
а говорят     
уехали

сказать правду
может каждый
а вот чтобы
правду-матку

ежедневно кто-то
рождается или
умирает а другие   
ещё и живут

нет я не пьян
просто у меня 
такая
харизма

живём как у
Христа за пазухой
а всё равно чего-то
не хватает

думают задницей
а изрекают ртом
несоответствие   
какое-то

П-н секс-символ       
каков секс
таков и
символ

страну
списали
а нам забыли
сообщить

если они в нас
«Томагавком»
то мы в них         
«Сатаной»

японец
в ермолке
что еврей
в панамке

ядять человеки
друг друга
от того
и сыты

назло жене
куплю велосипед
и поеду куда     
глаза глядят

с некоторых пор
я оказался
в глубоком
андеграунде

у меня всё в
порядке потому
что я порядочный                                     
человек

думаете раньше
было лучше     
лучше никогда
не было

мало человеку
открыть атом   
так его надо     
ещё и расщепить

вроде
живём
а жизни
не видим

к блудному сыну
милосердие
а к блудной
дочери

важно не то что ты
ушёл и возвратился
важно то что
ты принёс

кругом гламур
и разврат так
это уже было в
Римской империи

1999 ожидали конец
света не дождались
следующий в 2012
будем ждать

читал Апокалипсис
очень расстроился
всю ночь
не спал

что само
началось
само и   
закончится

каждодневное
посещение туалета 
ещё не даёт права
стать сантехником

я не Цицерон
но всё время
кого-то   
цицирую

всё было
так приятно
но надоело
до чёртиков

как жизнь
ничего
терпение
ещё есть

послушайте
о чём говорят
люди       
ни о чём

в человеке
всё должно
быть прекрасно
особенно одежда

Пушкин
языконавт
Достоевский
мыслекопатель

забыл что-то
важное теперь
мучаюсь
всю жизнь

расслабься
вселенная не
подозревает
о тебе

все мы
романтики
только разных
романов

если женщина
вдруг замолчала
то прерывать
её не спеши


VI

между  прочим

если мышеловка
захлопнулась
надо хотя бы
доесть сыр

(М. Гуськов)


говорят
всё проходит
а у меня вот 
не проходит

я лишь статист
в драме жизни 
за реплику
отдам всё

загляни вечером
в любое окно
вот тебе и       
жанровая сцена

сколько хлама
в нашей жизни
и весь этот хлам
сами создаём

хотите посмотреть
человеческую   
комедию включите             
телевизор

время выжимает
нашу жизнь
как зубную пасту       
из тюбика

как легко собрать
людей на войну
и как трудно
на хорошее дело

звёзды рождаются
и умирают а нам
это совершенно
безразлично

города это
кладбища
для живущих
в них людей

не люблю полити-ков
поскольку они
заботятся       
о моём благе

за рифму
сниму с себя
последнюю   
рубаху

ко гда мир
дряхлеет
он начинает
скрипеть

восток дело
тонкое
а запад
толстое

не каждому
дано вынести
тяготы       
праздности

допустим рыба
влюбилась в
птицу но где они                       
построят дом

молчание первично
говорение вторично
пустой соблазн
увековечиться

эрмитаж и
ватерклозет   
суть одно
место уединения

на войну
в розовых
очках не   
пойдёшь

если у кого что
есть обязательно
или отнимется
или умножится

я настоящий мужик
я умею забивать
гвозди
в стену

кто знал
тебя раньше
Эйяфьят-       
лайокудль

я всегда
говорю оп
когда прыгаю
и только после гоп

любой торт
может принять   
форму вашего               
лица выбирайте

на Земле Адели
ветер 72 м/сек                 
или 260 км/час
захватывает

мировой кризис
может разрешить 
только планетарный
катаклизм

утопающему
в роскоши
не бросишь
спасательный круг

война
начинается
задолго до
её начала

если не знаете
что такое фрапЭ
значит вы ни разу             
не были в Греции

отливающий
пулю сообщник   
будущего
убийцы

можно утонуть
в океане можно в
луже всё по меркам             
самого человека   

знающий
сроки
излишне   
не суетится

все мы рано или
поздно будем 
абсолютно
свободными

каждый народ
вправе показать       
свою собственную     
физиономию

если бы не наша
лень то вряд ли бы
мы выжили   
на этой планете

капитализма
с человеческим         
лицом
не бывает

зверь не может
родить человека
а человек зверя
может                   

на халяву в рай
не попадёшь
а в ад
запросто

капиталиату
нечего терять
кроме своих
капиталов

человека
нужно
очеловечивать
каждый день

чувство
прекрасного
объединяет и
разъединяет


VII

необязательные наставле-ния

если хотите иметь
успех вы должны
выглядеть так будто
вы его уже имеете

(Томас Мор)



если тебя обозвали
дураком покажи
великий и могучий   
русский язык

волноваться
бессмысленно
это не изменит
хода вещей

созерцайте это
единственное             
что сближает
вас с миром

заблудился в лесу
не паникуй
отдохни и       
блуждай дальше

если тебя согнули
годы и болезни
плюнь и прими 
150 гр всё пройдёт

чтобы что-то   
отдать нужно   
сначала это
приобрести

лучше поздно
чем никогда     
лучше никогда
чем рано

если после
сорока ты не   
консерватор
то плохи дела

мельтеши
не мельтеши
а судьба всё
равно настигнет

птица тоже
строит дом   
но не тащит             
в него лишнего

век живи
или не живи   
а учиться надо 
до женитьбы

подай нищему
смотришь
завтра       
подадут и тебе

чтобы не думать
читайте мантры
но только не   
замантривайтесь

никому ничего
не обещайте
обещаниями 
полон мир

нужно иметь
своего духовника           
адвоката дантиста
и сантехника

хотите Волгу
перепрыгнуть
тогда дойдите
до её истока

если в Вас попала
молния слушайте и
следом обязательно
прогремит гром

ну завели Вас
в стойло так
стойте и жуйте     
своё сено

главное в жизни
во время
слезть 
с печи

послушайте
внутренний голос
а сделайте                           
по-своему

в потоке info     
главное во время             
выброситься
на берег

возьми столько
чтобы не умереть
с голоду остальное
всё лишнее

торопиться не
надо впереди
ещё целая                     
вечность

возьми посох суму
и иди по свету
это и есть                 
счастье

если ты
неуч
становись   
коучем*

не говорите
невкусно
говорите
зажрался

пролетарии
всех
стран                                                 
обогащайтесь

тратить направо
и налево безумно           
лучше или направо
или налево

если хотите иметь
больше врагов
чаще делитесь                     
своими советами

хвалите вашего
собеседника и он           
вас в итоге
полюбит

отложи на завтра
что можешь сделать
сегодня и возьми                 
три пива

ощущаете себя
одиноким
оставьте
сборища                         

врастайте
корнями в землю   
чтобы устоять
в бурю

не спешите
а то успеете
и торопясь не
бойтесь опоздать

не ищите
друзей далеко
а врагов
близко 

сторожить свою
жизнь бесполезно
она всё равно
убежит

оставьте свою
чечевичную
похлёбку и
вверх к звёздам

ваш выбор
невелик
или в стойло       
или в стаю

заговаривать с
жизнью опасно
она может
ответить

собаку бить
нехорошо
а человека
хорошо

VIII
мысли  на  ветер

торжество разума
в том и состоит чтобы
уживаться с людьми
не имеющими его

(Вольтер)


счастье
это путь
а не пункт 
назначения

сколько истин
мы изрекаем
не замечая 
этого

мудрость
не в словах
а в их
расстановке

найди себя
в этом мире
и увидишь что   
вокруг никого

глупость умнее
мудрости она
не задумывается       
над тщетой мира

одинокому
везде пустыня
всеядному     
везде базар

беззубый
рот не
произносит   
истин

время это
ничто иное       
как течение
длительности

если глубоко
копать можно
чего доброго 
и закопаться

если человек
товар то у него
не должно
быть денег

глупость не
уравновешивает         
мудрость поскольку
первой больше

наука расширяет
границы
нашего
незнания

мысль не всегда
порождает действие
иногда она так
и остаётся мыслью

бежать от
действительности
можно
только в себя       

немеем перед
вечностью         
а забывая о ней     
начинаем болтать

поэзия увядания
и поэзия цветения
каждая хороша
по-своему

если ответ
короче вопроса
значит дискуссия   
заканчивается

мы видим только
последствия
а причины       
уходят к Адаму

общечеловеческие
ценности по идее                 
принадлежат всем                           
а в итоге никому

мы все как листья
на дереве кто
слетит первым   
а кто последним

не ищите жизнь
на других планетах   
Богу не нужны               
лишние заботы

человек
человеку
всё или
ничего

что лучше
говорить
или молчать
лучше петь

главный подарок
это жизнь
остальные
не обязательны 


IX

открыть по умолчанию

человек таков
каким его создал
Господь а порой
и гораздо хуже

(Мигель Сервантес)



глядя на другого
человека мы
пытаемся   
увидеть себя

быть вне быта
ещё не означает   
быть вне
бытия

либерасты
всех
стран   
соединяйтесь

недвижимое
имущество
очень хорошо
двигается

что мне делать
спросил я у Бога
ничего всё
сделают без тебя

гляжу в окно
за окном   
проходит жизнь
и моя тоже

если вдуматься как
всё сложно а если
не вдумываться         
тоже не просто

что творится во
вселенной неведомо
а внутри человека               
ведомо да

фокусник нас
обманывает мы
обманываемся а что           
ещё делать

колея это память о
проехавшей телеге                   
а от человека
что остаётся

скитаюсь по миру
чтобы вместить                     
его в себя
не удаётся

собаки думают
что люди лают                   
а сами они
разговаривают

за окном
каркает ворона                                 
к деньгам
наверное

сколько ночных
горшков можно                             
сделать из обычной
8” гаубицы

надпись в камере
идя на эшафот                   
не забудь
почистить зубы                       

люблю грозу
в начале мая
и в конце
тоже                                               

мир хаотичен
а я пытаюсь
навести порядок
зачем

люблю спать
а в промежутках
записывать             
сны

иногда хочется
стать птицей                       
а хочет ли птица
стать мной

путь души
лежит в                         
монастырь
небесный

летает мушка
дрозофила ей нет
дела до меня
а мне до неё

лечись
не лечись   
а жить всё равно
приходится

не мясом
единым               
сыт
человек

новый ковчег
уже стоит
на стапелях
нашего века     


X

уроки  чистописания

кто не хочет страдать
за убеждения
пострадает
за недостаток их

(Н.С. Лесков)

если ты никогда
ничего не терял   
значит жизнь
прошла впустую

ярмарка
человеческого
тщеславия не
имеет границ

требуются
опытные   
шпионы для
работы за границей

остров знания
окружён
океаном вечной                     
тайны

люди приходят
и уходят
остаётся               
история

мама в мыле
мыла раму
Харе Кришна   
Харе Рама

Каин убил
Авеля с этого
началась                   
история войн

человек сам
куёт своё счастье
положив его             
на наковальню

не обращай
внимания на                     
время и будешь
вечным

перестройка
перекачка
перезагрузка   
перекличка

образование можно
уподобить колодцу
чем глубже                   
тем ярче звёзды

любви все
возрасты покорны                                 
не всякий возраст
может покорять

выбирай сам
быть сытым рабом
или голодным                               
свободолюбцем

у стяжателя всегда
есть возможность
показать свою                                     
щедрость

постепенно
культура
заменяется                   
дизайном

нужно ли писать
стихи когда                                 
их никто   
не читает

телевизор
это самый
изощрённый                                     
хронофаг

время как
неисправный поезд
то еле тянется то                                     
неумолимо летит

джентльмен может
стать мерзавцем
а мерзавец                               
джентльменом

у добра
единственное
оружие смех                               
и терпение

феминизация
постепенно
перешла в                                       
маскулинизацию

наш век это
период   
Раннего                                         
Апокалипсиса

символ культуры
в Египте пирамида
в Греции тело                     
в России храм

вся человеческая
культура уходит                 
в итоге в
культурный слой


XI

фразы  на  кустах

не рой другому яму
используй ту
которую он
вырыл для тебя

(Александр Фюрстенберг)


люди
как       
пусто
на Земле

удивительно
звёзды рождаются
и умирают                     
а душа вечна

чем ублажаем
телеса тем и душу
а душа этому                       
противится

все хотят
свободы а                                     
я извините
не хочу

примерьте на себя
мир и вы не найдёте   
ни рукавов
ни ворота

героем может
стать любой но
не любой им
становится

в Америке
говорят зубами
в Италии           
губами

кто позвал
тебя
сюда   
человек

вкус
власти
обостряет                 
обоняние

книги в итоге
макулатура
памятники лом
а человеки

у вечности нет глаз
но она всё время
смотрит                               
на нас

можно умереть
от старости
а можно и                                     
по молодости

отчаяние как и
сумасшествие
бывает тихое
бывает буйное                           

я не филантроп
а человеколюб
потому что                           
я русский

образованный
дурак наверное
страшнее                           
обычного

братство это
когда все братья
брутство когда                         
кругом одни Бруты

любовь
к себе                                       
губит
душу

глупость всегда
на виду мудрость                         
скрыта от глаз
толпы

социализм имеет
своё лицо
капитализм                           
свою гримасу

вечность
вне времени
время только                       
для смертных


мысль может
иметь жало                     
иногда
ядовитое

само ничего
не происходит
всегда ищи кому 
это выгодно

на вечный вопрос
найдётся
когда-нибудь   
и вечный ответ

зверь
зверствует
человек                               
человекствует

разум не только
познаёт и судит
но и смотрит
в самоё себя

два племени
живут на свете                     
одно люди
другое не́люди

раньше
делали дело                 
нынче
делают бизнес

в море страшно
а в мире страшнее                   
куда податься
боязливому

интеллектуальные
обезьяны это
не нонсенс это
мы с вами

бросьте в меня
камень
преткновения
и я приткнусь   

поэту нужна
Муза а Музе
как правило
нужны деньги       

сюжеты
висят как                     
ягоды   
на кустах


у человека есть
многое но и
малое тоже
есть

не я во вселенной
а вселенная во мне
в итоге каждый
по себе

люди
не ангелы
но и ангелы
не люди

если бы не
фиговый лист
сколько стыда
было бы в мире

если душе
человека тесно
она прозревает
Бога

время это
четвёртое
измерение
пятое мысль

свободный труд
когда не платят
рабский труд когда
бесплатна жизнь

всё больше людей
всё больше имён
всё меньше
отчеств


XII

из  Питера

атеист не идёт к Господу
по тем же причинам
по которым вор не
идёт к полицейскому

(Лоренс Питер)


рабство никогда
не упразднялось
оно только меняло
свои формы

если бы не
Пётр Алексеевич
не было бы Фёдора
Михайловича

почему жизнь
такая жестокая
а смерть
такая благая

Хер это буква Х
из славянской
азбуки а Ха
это насмешка

умерших больше чем живущих
это не значит что
так будет всегда

у настоящего
мастера и у Творца
видны только
результаты

человек постоянно
стремится всё
объяснить а ведь
никто не просит

рок-музыканты
не звонари ли
адовой
колокольни

богатому
не подашь
он сам             
возьмёт

лежу плюю
в потолок
а до него
3.5 метра

хотелось как
лучше а
получилось
как им хочется

раньше Ленин
и Сталин наши
вожди а теперь     
Димон и Вован

примета если в
холодильнике
пусто значит
скоро зарплата

есть время
покупать
вещи и время
их разбрасывать

если жизнь
не имеет цены
зачем же на неё
вешают ценник

свобода это
это внутреннее
чувство несвобода           
тоже

здоровый образ
жизни это
просто
жить

тело стремится
к покою а душа
к движению а
м. б. наоборот

одни идут
в храм другие
в супермаркет
и все за пищей

всё повторяется
и ничего не
повторится
вновь

да азиопы
мы но вовсе
не с раскосыми
глазами

если душа
бомжует
то плохи
наши дела

на осиновый
кол села
ворона жизнь
продолжается

откуда
в человеке
столько
нечеловеческого

жизнь сцена люди
актёры дьявол
постановщик и     
один Бог зритель

бомж это
провозвестник
новой
эпохи

самоотречение
помогает быстрее
почувствовать
фальшь

всех нас
разводят
в соляной
кислоте бытия

когда поэт
ест селёдку
с луком             
вопиют музы

как хороша
жизнь когда
ничего не хочется
и ничего не надо

мы убиваем
время а время
убивает нас
как на дуэли

пауза
иногда
важнее
слова

как глупо
мы живём и
как мудро
умираем

вышли мы
все из народа     
а обратно так
и не вернулись

молитва есть
строительство
ковчега
спасения

раньше товар
деньги товар
сейчас товар
деньги навар

на Мерседесе
в рай не
въедешь
ворота узки

всё уходит
безвозвратно
а память
возвращает

иные собаки
как люди а
иные люди
как собаки

рукотворные
вещи мертвы
иначе человек
был бы Богом

Отредактировано Алексей Филимонов (2012-01-02 02:08:57)

0

3

Послесловие

ПОСЛЕСЛОВИЕ АВТОРА

              “…Не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своём будут услышаны” (Мф. 6,7).

Чёрный супрематический квадрат встречает вас уже на обложке. Его размеры (53.5х53.5см.) совершенно точно повторены в пропорции 1:10. Это 4-ый и последний вариант известной картины Казимира Малевича. (В книге, по возможности, везде соблюдён закон четвёртого числа – 4 строки в строфе, 4 строфы в колонке, 4 чёрных квадрата на развороте страниц, 12 глав, 88 страниц и т.д.).  Заполнение чёрного квадрата явилось для меня неким открытием, откровением, если хотите. Согласно учению св. Дионисия Ареопагита, «божественный мрак», который явно проглядывается в чёрном квадрате, является главным атрибутом самого Бога. Чтобы мир приобрёл содержание необходимо найти слово. И когда оно проявляется сквозь непроницаемую тяжёлую черноту окна-квадрата (сквозь «божественный мрак»), возникает радость жизни. Слово даёт возмож-ность пройти горнему лучу сквозь самоё себя. 

Горы книг, как терриконовые отвалы, громоздятся над нами, грозя задавить нас своей массой. И если совершить невозможное и по-пытаться всё перечесть, то вряд ли и тогда от-кроется заветное окно Истины. Оно не обозначится ни в пространстве, ни во времени. «Гениальность» Малевича заключается не в том, что он просмотрел что-то сквозь это окно (там ни-чего не видно), а в том, что он просто указал нам на него. Недаром его картину называют иконой ХХ века и помещают обычно в красном углу. Что же можно увидеть сквозь эту картину-икону? Всё зависит от того, насколько дале-ко вы просунете свою голову в окаймляющую её белую раму, т. е. насколько хватит у вас лю-любопытства, любознательности и желания.  И стоит поместить на этом поле слово, как почти сразу проявляется сквозь него горний свет: в малом пространстве – отсвет всей Вселенной! Все книги вмещаются в это пространство, и там ещё остаётся место, которое всегда будет свободно для вас…                                                    

Сам Казимир Малевич в своей книге «От кубизма и футуризма къ супрематизму» дал к названию подзаголовок «новый живопис-ный реализм». Он забыл (или, скорее, сделал это умышленно) добавить перед «реализмом» слово непроявленный. Именно пришедшие из нового времени (а в принципе существовавшие всегда) тексты делают его проявленным, обновлённым и даже заново рождённым. Правда, сам Малевич не был родоначальником своего «шедевра». Ещё в 1882 году поэт Пол Билход (Paul Bilhaud) представил на суд зрителей картину «Ночная драка негров в подвале» (Negroes Fighting in a Cellar at Night). Она представляла собой абсолютно чёрный прямоугольник. Были и другие подобные попытки, но не о них сейчас речь. Смелость и новаторство Малевича за-ключается только в одном – он назвал вещи своими именами. Он назвал картину не «Чёрной кошкой, сидящей в чёрной комнате», а именно тем, чем она и была – чёрным квадратом. И Пол Бирхорд сразу ушёл на задний план. В искусстве, как и в жизни, побеждает смелость. Малевич, представив миру свой чёрный квадрат, был готов для диалога. И диалог состоялся и идёт до сих пор, но только за рам-ками самого квадрата. А художник, судя по всему, намекал на то, чтобы слово звучало именно в пространстве, ограниченном в гео-метрической плоскости, заданной изначально, и именно для того, чтобы эта плоскость расширялась, углублялась, превращаясь в многомер-ную модель мира, наполненную неким содер-жанием. И, конечно же, явно подражая здесь Малевичу, словесное наполнение пространства должно состоять только из словес, исключая такой сор, как знаки препинания, поскольку все интонации, разграничения, паузы и смысловые интерпретации делает сам читатель, он же – зритель. Другими словами, диалог с художником и осмысление мира продолжаются.          

Проявленные в квадрате четверостишия можно соотнести и со словами Н.Берберовой в книге «Курсив мой»: «Не ирония, не всеобщая мрачная, тронутая тлением целого поколения коллективная ирония, о которой писал Блок, а «юмор по секрету с самим собой», вот чего так мало и в России, и в Европе». Этот досадный пробел как раз и восполняется как в рамках чёрного квадрата, так и вне его рамок. Пока квадрат не заполнен – это явная, вызывающая ирония. Но стоит появиться на его поверхности знакам, звёздам, письменам, то появляется, нет, не юмор, появляется жизнь. А жизнь, естественно, предполагает в себе и юмор в том числе, о котором говорит Берберова, – юмор по секрету с самим собой. И этот  пронизывающий всё юмор есть отличительная черта самого че-ловека и только человека. Проявленные знаки наползают на данный нам квадрат, как белая лента телеграфа, оповещая нас, что жизнь не мрачная чёрная дыра, а фейерверк мыслей, чувств, фраз, поэзии. Эта телеграфная лента проходит не только через чёрный квадрат, она проходит и через нас, заставляя расшифровы-вать буквы, слова и фразы, как телеграфист расшифровывает точки и тире. Если вы этого не сделаете, они уйдут дальше – из вечности в вечность, и вы уже никогда не вернётесь к ним. Короче, чёрный квадрат Малевича с письменами приобретает новый сакральный смысл, воз-можно, заданный первоначально самим автором.                 

Виктор Пелевин в романе «Священная книга оборотня» пишет от лица главной герои-ни: «…я яростно рванулась к чёрному квадрату свободы, в котором уже горели первые звезды. Забегая вперёд, хочу сказать, что именно этот опыт помог мне впоследствии понять картину Казимира Малевича «Чёрный Квадрат». Я бы только дорисовала на нем несколько крохотных сине-белых точек. Однако Малевич, хоть и называл себя супрематистом, был верен правде жизни – света в российском небе чаще всего нет. И душе не остаётся ничего иного, кроме как производить невидимые звезды из себя самой» (вышивание крестиком!)                                                            

Метаквадропоэзы как раз и похожи на вышивание крестиком на чёрной ткани миро-вого абсурда. (Про отсутствие света в россий-ском небе Пелевин явно перегнул). Это есть попытка заполнения пустоты, расшторивания чёрных дыр Вселенной, рисование мелом на предложенном всем нам когда-то «загадочном» квадрате Малевича – классной доске школы жизни. «У вас есть высшая ипостась мышления – воображение, – мысленно сказал нам напос-ледок художник, – так вот вам пространство, уходящее в беспредельную глубину, заполняй-те его словом, идущим от сердца, от души, проходящим через вас, как обозначенная выше телеграфная лента с точками и тире, за которыми стоит смысл и прозрение.                                

Нам невыносима мысль о «незрячем» чёрном пространстве, и наше первое движение, первый импульс – нарушить кромешную тем-ноту и проявить на немой черноте полотна по-нятные всем знаки, расставив их так, чтобы человек задумался и попытался произнести одно верное слово, которое кроется в глубинах его вселенной.                                                                                                       

Наверное, кто-то захочет сравнить метаквадропэзы, заполняющие чёрный квадрат с иудейским тфилином, в котором находятся 4 отрывка из Торы. Но это будет большим пре-увеличением. Здесь лишь чисто поверхностное сходство. Заданная кем-то и когда-то четверичность здесь сохраняется по закону жанра. Все стороны равны, всё симметрично вписывается в квадрат, в каждой строфе четыре строки, сло-ва медленно проявляются, как на фотопластине, опущенной в раствор проявителя. Ваша за-дача выдержать нужное время, т. е. чтобы слова проявились до нужной контрастности, по-скольку дальше пойдёт процесс затемнения и чёрный квадрат опять примет своё прежнее со-стояние сплошной чёрной иронии без слов и намёков.                                                                                               

Если говорить о рутинной работе запол-нения квадратов, то она свелась в основном к распределению метаквадропоэз по темам. Каж-дая тема является здесь объединяющим стерж-нем, на который нанизываются квадропоэзы, как куски баранины для шашлыка нанизывают-ся на шампур. Без тем была бы мешанина и беспорядок. Темы систематизируют словесные картины, расставляют их по нужным местам: звёзды собираются в созвездия, и образуется узнаваемая всеми панорама звёздного неба.

Рождение самих метапоэз уходит глубоко в историю. Может быть, начиналось всё в Японии в 700-х годах нашей эры, когда появилась новая форма обозначения мира – танка (знаменитые японские пятистрочия). Намного позже появилось хокку и параллельная форма хайку, несущая в себе уже след юмора по секрету с самим собой. Я не буду останавливаться здесь на творчестве таких известных японских «танкистов» и «хоккуистов», как Басё, Сэй-Сёнагон, Такубоку. Я сразу перейду к русскому поэту Сергею Кистерскому, который пишет исключительно трёхстишия. Он выпустил в свет уже три книги русских трёхстиший, высоко оценен, как в Японии, так и у себя на родине. Его трехстрочные посылы самобытны и несут в себе не только всю ношу мира, но и его маленькие радости и огорчения. В них есть определённая философская и бытийная закладка, мимолётные откровения, разговор по душам и просто «случайные» заметки, которые вовсе не случайны и не так поверхностны, как кажутся на первый взгляд. Кто-нибудь скажет:
Вася
был
тут
– тоже трёхстишие. Но оно не несёт никакой смысловой нагрузки (я уж не говорю о юморе по секрету), а только констатацию факта одного из тысяч Вась. Перенеси его с любого географического места на лист бумаги (пример перед вами), и оно превратится в ничто.

Кистерский дал мне толчок для создания моей первой книги метапоэз «Короткие письма от души». Она родилась быстро и без напряжения: излагалось уже то, что давно во мне жило и не могло найти выход из-за отсутствия нужного примера (или толчка). Пример нашёлся, но я поначалу не нашёл нужный размер, форму: книга составлена из трёхстиший и вкрапленных в них пятистиший (условно хокку и танка). Но чувствовалась некоторая незавершённость. Буквально через месяц после выхода книги вдруг пошли четверостишия. Этот размер и форма дают больше возможностей для самовыражения и донесения сути до читателя. А чёрный квадрат Малевича явился естественным фоном (не будем вдаваться больше в его сакральную суть) для этих четверостиший, на-званных мною не просто метапоэзами, как в первой книге, а более конкретно – метаквадропоэзами. Хочу признаться, что отдельные трёхстишия из «Коротких писем» я сумел  растянуть на четыре строки  и поместить их в эту книгу уже как квадропоэзы. Так что придирчивый читатель может отнести это явление к самоплагиату, что немного оправдывает меня хотя бы в собственных глазах.

Очень вероятно, что метаквадропоэзы вписываются в новое литературное течение, которое приоткрыл для нас петербургский поэт и литературовед Алексей Филимонов. Назвал он это течение «вневизм». Если очень упрощённо, то это взгляд извне. Мы смотрим на себя же, на свои деяния и на конкретные вещи (в том числе и на свои литературные опыты) как бы со стороны, из космоса, взглядом небожителя (хотя, это уже слишком). Я маленький человечек вдруг приобретаю некую надвременную сущность и начинаю видеть вещи, явления, людей совершенно в другом, не свойственном нашему зрению спектре. Весь вопрос: «Как приобрести эти качества, откуда они берутся и куда уходят?» На этот вопрос нет ответа. Возможно, откуда берутся, туда и уходят. Самое важное – не упустить момент появления этого «внезрения» и успеть передать в скудости своих слов то, что успел увидеть, осознать и, главное, – прочувствовать.

Ольга Несмеянова в журнале «Клаузура» (статья «Чёрный квадрат - ЧК: ничего кроме реализма) пишет:  «Можно обнаружить что многие современные авторы делали разные по-пытки так или иначе «заполнить» ЧК изображениями и смыслами, считая черноту квадрата пустотой или фоном. Но, как правило, эти попытки мало удачны и, как правило, вызывают у зрителя лёгкое раздражение попыткой «примазаться» к Малевичу. ЧК до такой степени выверен формально и самодостаточен (недаром Малевич пришёл к нему в результате многих лет опытов  с самыми разными квадратами), что даже его противники воспринимают попытки улучшить или украсить квадрат как ненужную глупость». Здесь возражений нет, кроме одного: что считать вспомогательным материалом – сам ЧК или его заполнение? В этом вопросе и кроется ошибка, и даже заблуждение. Здесь нет вспомогательного материала. Одно дополняет другое, гармонично сливается с ним, проявляется в новой ипостаси, поскольку сам квадрат не пустота и фон, а его заполнение не случайные слова, вырванные из контекста вечности.

Очень характерно ещё и то, что автору удалось вместить в форму метаквадропоэзы отдельные афоризмы-высказывания известных и менее известных людей прошедших эпох и настоящего времени. Они обрели своё место и предваряют главы этой книги в виде эпиграфов. Здесь прослеживается некая эстафета, хотя она и не так явна, как кажется на первый взгляд.

Кто-то может сказать, что мудрствование всё это, пародию на верлибр подогнали под какие-то сомнительные новые течения, вплели сюда квадрат Малевича, который большинство не понимает, а меньшинство делает вид, что находит в нём отражение века. Ну, что ж, и это – точка зрения, и она имеет право на существование. Я не претендую на корону первооткрывателя. Моя скромная роль – указать на то и на другое (и, м.б., на третье), а читателю дано право выбирать, на чём ему остановить свой взгляд (извне).     
                   
11.11.2011 Jurmala

Страница альманаха "Светочъ": http://www.proza.ru/avtor/svetochi

Отредактировано Алексей Филимонов (2012-01-02 02:10:58)

0


Вы здесь » ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление » Книги » Сергей Воробьёв. МетаКвадроПоэзы. Заполнение черного квадрата.