ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление » Устройство Вселенной » Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька


Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Отрывок из книги

День пятьдесят седьмой

Приговорённые морем корабли Георга Спира и Николая Федермана пострадали от страшной бури, казалось, будто бы вся природа, как если бы сам Создатель, решила утопить этот флот. Наконец, чудо и не менее искусное мастерство капитанов, предотвратило крушение, и они причалили к Канарским островам, где ожидали попутного ветра для завершения похода. Уже в Коро, Спира, чьи безмерные амбиции до золота были парой с его честью, организовал неожиданную экспедицию в составе четырёхсот человек, немедленно отправившуюся на Юг, к озеру Маракайбо, место, куда некоторые местные легенды помещали богатый и несуществующий город. Он отправил генерал-лейтенанта с поручением в Санто-Доминго, который должен был доставить то, чего не было и предоставить доступ в гористую местность Карора. Николай Федерман, бывший в сговоре с Господами Тарсис, далёкий от того, чтобы исполнять эти приказы, готовился также идти к Югу, но, отклоняясь больше на Запад, поскольку индейцы утверждали, что видели там каменные конструкции.
С этой целью он переехал в Кабо де ла Вела,  на побережье Антильского моря, и направился в Санто-Доминго, где находились Господа Тарсис и капитан Антонио Чавес с каталонскими солдатами. Вскоре, вернувшийся Федерман присоединился к ним в сопровождении  восемьдесяти человек, тридцати лошадей, со снаряжением и продуктами питания, и все вместе, они отправились на юго-запад, в направлении, противоположном инструкциям Спира. Вместо двух монахов-доминиканцев, сейчас с ними шло три, поскольку Дама, Виоланта Тарсис настояла на путешествии переодетой, утверждая при этом, что «опасности, которые подкрались бы к ней – одинокой, в Коре, были не меньше, чем те, которые испытывали её родственники в путешествии», аргумент, который убедил непредсказуемых Людей Камня.
Если путешествие Спира можно считать неожиданным, малочисленным, и малоосвещаемым, то предприятие Федермана было просто крошечным. Немногое могли сделать его сто человек и пятьдесят лошадей, чтобы уберечься от опасностей, которые подстерегали их в этих диких, неизвестных землях. Не решал ситуацию также и небольшой отряд ветеранов из Санта Марта под командованием Капитана Риверы, который присоединился в середине пути: эти люди затерялись в лесу, бесполезно блуждая в поисках богатства, которое они не могли обнаружить нигде. Перенеся тысячу лишений, предложенных тропическими лесами с их ядовитыми змеями, пауками, насекомыми, свирепыми тиграми, непроходимыми зарослями, которые приходилось разрубать, захватчики ощутили ледяной северный ветер горных вершин, окружавших долину Дупар. А после перерыва снова горячие джунгли, паразиты и дикие индейцы, которые теперь нападали на них беспрестанно. Однако, они бесстрашно продолжали двигаться на Юг, пересекая реки Апур и Мета, помимо тысячи незначительных проток, углубляясь на территорию нынешней Колумбии. Но эта страна оставалась вне компетенции Вельзера и Фидермана, не имевших права на её исследование.

Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька
Америка времён Карла V

До сих пор не было никаких признаков, что они на верном пути: несколько индейцев, которых удалось захватить, дали расплывчатые указания о городах из камня, на Юге, всё время на Юге, но к Югу они находили лишь жалкие деревни и беспредельную индейскую дикость, людоедов и охотников за головами, туземцев с отравленными стрелами и копьями, постоянно нападающих на них из засад, атакуя с тыла и в местах отдыха. Через полтора года продвижения в таком ритме, терпя лишения, большинство людей превратились в живых скелетов, покрытых кожей, поползли слухи о возвращении, решение представили на усмотрение Федерману, в противном случае уже невозможно было предотвратить мятеж оставшихся в живых или их дезертирство, из ста мужчин из отряда, только пятьдесят были живы, и большинство в очень жалком состоянии.
В свою очередь, Господа Тарсис, со стоицизмом перенесли кампанию и потеряли только трёх каталонских солдат, они хотели бы продолжать двигаться в южном направлении, но не смогли найти доводов, чтобы убедить немцев. В конечном итоге, со всей отвагой, они приняли героическое решение, которое Николай не мог отвергнуть: они остануться и самостоятельно продолжат поиск. Этот план был ни много, ни мало, как самоубийством, но поскольку ни одна из сторон не хотела уступить, Николай Федерман согласился втайне отпустить их, имитируя потерю для предотвращения проблем с Вельзером или дезертирства отряда. Так, в один из дней, испанский авангард Тарсис отделился от усталой колонны, и потерялся навсегда, ибо ни немцы Дома Вельзера, ни испанцы Королевства не видели их больше никогда.
Николай Федерман продолжал свои исследования, посстянно нарушая приказы Георга Спира. В 1539 году вместе с Химéнесом де Кесáда и Себастьяном де Белалькасар, Губернаторами Санта Марти и Кито соответственно, он основал город Санта Фе де Богота. Затем он осуществил путешествие вместе с вышеуказанными капитанами в Картахену, Индия, и оттуда отправился в Испанию с Касадо. Хотя первооткрыватель и исследователь земель, не обрел какого либо богатства, и вернулся он практически разорённым. Тем не менее, когда он доставил Господам Тарсис новости об удачном походе Лито и Людей Камня, они щедро вознаградили его и оставили на Вилле Турдес, где он и закончил свои дни.
Что же произошло с Господами Тарсис в Америке? Покинув Николая Фидермана, они находились на западной стороне Восточной Кордильеры, в нескольких тысячах километров от начального пункта, и в трёхстах километрах от города Кито, на высоте, где берёт исток река Напо. Это был пустынный и холодный район плато, где задувал ледяной северный ветер, заставляющий скрежетать зубами, пронизывая до костей. Им достался крутой путь, казалось бы, созданный руками человека, поскольку через определённые промежутки можно было видеть нагромождения камней, играющих роль опор стен, сдерживающих аллювиальные оползни, и они следовали по ним с новой надеждой: они даже отдалённо не представляли себе, что им предстояло ещё пройти пять тысяч километров до места назначения. Всё что мог дать им Николай это десять лошадей и немного провианта. На четырёх лошадей было погружен скудный провиант, клетки с цыплятами, что до оружия, теперь оно было бесполезно, за неимением пороха. Во главе отряда верхом двигался, Лито Тарсис, в сопровождении трёх индейцев, нанятых в Хоро, они были важны как переводчики и проводники, чуть дальше ехали верхом остальные пятеро Мужчин Камня, и завершал шествие отряд пехоты, состоящий из семи каталанских солдат, верность которых своим испанским хозяевам толкала их стоять насмерть. Испанские доги, с вошедшей в поговорку свирепостью, бежали впереди всех, исследуя дорогу на пятьдесят метров вперёд.
Семь дней они шли по крутому уступу, который теперь снижался в небольшую долину, расположенную, однако, между высоких гор. Сами не зная того, они приближались к северной крепости империи инков, служившей границей с империей муиска: войско численностью 2 000 индейцев той или другой империи сменялось каждые шесть месяцев, чтобы располагаться в этом бастионе. Обогнув изгиб, Господа Тарсис увидели стены и каменное селение, между тем приближаясь к нему через серию террас, расположенных в определённой последовательности, умело устроенных для этой цели. Могильная тишина царила в этом месте, и не наблюдалось ни единого движения, вход, казалось, не охранялся, и создавалось впечатление, что за ним безлюдная и заброшенная цитадель. Однако, как только они оказались внутри, тишина утонула в оглушительной какофонии ужасных криков, и дождь стрел обрушился на нарушителей. Прикрывая Виоланту, и следуя за пехотой, пять Господ Тарсис с нагруженной кавалерией возвышались над толпой индейцев, которые проникали потоками через врата крепости, однако, хотя севильские клинки наносили большой урон среди аборигенов, их численность была настолько большой, что вскоре они должны были вернуться к центральным домам. По приказу Лито, Господа Тарсис спешились и побежали изо всех сил для поиска убежища.
В доме, не имеющем никакой охраны, окружённом только стенами два локтя высотой, были Лито Тарсис, Виоланта, Роке, два монаха, индеец и пять лошадей. В трапециевидное отверстие они наблюдали, как пугающее множество аборигенов загнало их в ловушку без выхода. Криками они стали призывать другого Нойо, Гильермо, который, наконец, ответил из соседнего дома, где он укрывался с остальной частью войска. Он был ранен в ногу чем-то, что могло оказаться смертельным из-за яда, которым индейцы смазывали наконечники стрел, он сообщил, что трое солдат, а также двое индейцев и две лошади убиты. Никто не мог и представить, как выбраться из этой ситуации, когда внезапная тишина возникла на стороне аборигенов. Господа Тарсис увидели, как индейцы расступились в почтении, пропуская кого-то, одетого в блестящую шерстяную ткань, и в головном уборе в форме колпака с которого свисали красные и белые перья. Он сидел на носилках, которые несли восемь человек, и держал в руке каменный топор, группа индейцев, тоже отличавшихся одеждой, и обладающие видимой властью над воинами, шли по бокам этого транспортного средства.
На разумной дистанции от убежища захватчиков, странная процессия остановилась, и человек, сидевший на носилках сошёл на землю, готовый к обсуждению со своими соратниками. Несомненно, разговор между ними был о том, каким образом поскорей покончить с испанцами. В этот момент прогремел крик Лито Тарсис, пригвоздивший всех к своим местам. В одно мгновение он выбежал наружу, с непокрытой, белокурой головой и Мечом Мудрости, с которого снял ленту, чтобы продемонстрировать Камень Венеры, вскинул его высоко верх, и громким голосом прокричал:

–¡Apachicoj Atumuruna!
–¡Apachicoj Atumuruna!
–¡Purihuaca Voltan guanancha unanchan huañuy!
¡Pucará Tharsy!

Вновь прибывшие застыли в удивлённом молчании, затем, переглянувшись между собой, прокричали в ответ:

–¡Huancaquilli Aty!
–¡Huancaquilli Aty!

А затем, дрожа, как жертва от озноба ужаса, воскликнул человек с носилок:

–¡Huancaquilli Aty unanchan huañuy!
–¡Huancaquilli Aty unanchan huañuy!

Услышав эти слова, индейцы расступились, расширяя проход, образовавшийся напротив убежища испанцев. Лито Тарсис вернулся в дом, также как он вырвался наружу, и наблюдал в безопасности за реакцией местных жителей.
- Что вы им сказали? – спросил один из монахов.
- Я не знаю точно - ответил, Лито -  эти слова мне подсказал Камень Венеры в Тайной Пещере. Я думаю, что они относятся к месту, куда мы должны идти. Внезапно ко мне пришла мысль, что я должен сообщить их нападающим. И вы видите результат, похоже, они знают, о чём речь. В этот момент носилки со странным седоком стали удаляться быстрым шагом, в то время как güechas (воины муиска-чибча - прим. перевод.), садились на землю. Они не спускали глаз с убежища испанцев ни на мгновение, держа наготове стрелы и копья для атаки. По невыразительным, как у китайцев лицам, невозможно было предугадать их намерения. Единственно, что не вызывало опасений, они подготовились ждать, но чего и кого?
Так, осаждённые в ненадёжном каменном доме, провели они часы, не нарушаемые бесстрастным наблюдением. Но Господа Тарсис обладали высшей добродетелью – терпением: не даром они охраняли Меч Мудрости 1 700 лет. Итак, они сидели и в свою очередь ожидали дальнейших действий осаждающих. Быстро стемнело, а индейцы так и не двигались, хотя были различимы костры, разведённые ими. Вскоре женщины принесли керамические миски с горячей кукурузой и с дымящейся жидкостью. Опустилась ночь, и испанцы решили отдохнуть, неся караул по очереди. Все успели поспать, тогда, как рассвет застал их в такой же ситуации предыдущего дня. Но всё-таки прошло утро и часть дня, как изменения стали очевидны.
Численность воинов вместо того, чтобы уменьшится, увеличивалась с каждым часом, и теперь практически не было места, где бы не наблюдался хоть один из них: они покрывали площади и улицы, проходившие между домами, они были на крышах, колоннах и стенах, и, наконец, вдали можно было видеть их выжидательную, но явно враждебную позицию. Без особого усилия можно было понять, что притаившихся тысячи, и будет очень трудно разорвать кольцо осады. К вечеру, Люди Камня убедились, что происходят какие-то изменения: guechas вдруг встали на ноги, и удалились, чтобы пропустить караван, двигающийся от внешнего входа крепости. На этот раз носилок было трое, на одной вернулся загадочный персонаж предыдущего дня, а на других двух сидели люди с чертами лица, в корне отличными от лиц аборигенов:  в то время, как они были несомненно азиатского характера, вновь прибывшие показывали отличительные черты западно-европейского человека. Даже цвет кожи лица, очевидно загорелого, был достаточно бледный, и резко контрастировал с жёлтой кожей муиска. Тем не менее, их одежда выдавала, что они из коренного населения, из другого этноса, но коренного. Они были одеты в привычную чёрную шерсть ламы, очень похожую на юбки Катаров, а головы покрыты чёрными шапочками из того же материала. Но, что наиболее всего привлекало внимание Господ Тарсис  - это невероятные круглые щиты, украшенные перьями, которые они несли: в центре щитов ясно была видна одна из Рун Вотана. Их появление вызвало шепоток страха среди муиска, и испанцы с удивлением наблюдали, что большинство воинов избегало смотреть в их сторону.
Остановившись, вождь к которому Лито, обращал слова Камня Венеры, позвал двух необычных персонажей, сопровождавших его. Спустившись, эти трое подошли к дому, занятому злоумышленниками. На некотором расстоянии от дома они остановились, и несколько минут совещались, наконец, он решительно подошёл к входу и крикнул:

–¡Huancaquilli Aty! ¡Huancaquilli Aty!

Лито Тарсис помедлил мгновение, в то время, как взгляды всех Людей Камня пронзали его, и немедленно вышел, столкнувшись с индейцем. Как и в прошлый раз, он поднял Меч Мудрости. Увидев это, два темнокожих без колебаний вышли ему навстречу. Однако их интерес приковывал не Лито, а Меч, и они в голос сказали:
–¡Coyllor Sayana! – что на кечуа означает: «Камень со Звезды».
Из окна в виде трапеции, Люди Камня продолжали внимательно следить за событиями, готовые в случае необходимости придти Лито на помощь. Они не могли слышать произносимых слов, но несомненно, что как Лито, так и Амаута Чёрная Бонете говорили с определёнными интервалами. Прошло несколько таких минут, пока обмен словами и фразами не приобрёл недвусмысленную форму диалога. Наконец Господин Тарсис повернулся и спокойно направился к убежищу к своим родственникам. В свою очередь вождь муиска отдал приказ и тут же guechas беспрекословно рассредоточились: только королевская гвардия, сопровождавшая носилки, оставалась в непосредственной близости от дома.
- Что произошло? – спросила Виоланта, будучи не в силах сдержаться, едва Лито появился в дверях. - Вам удалось заставить туземцев понять вас?
- По-видимому, опасность миновала – подтвердил, Лито – чьё лицо, однако всё ещё выражало изумление – Господа Тарсис мы столкнулись с Великой Тайной. Согласно тому, что мне удалось понять, эти существа в чёрных туниках ждали нас много месяцев, может быть год или более. Слова, которые я произнёс вчера, принадлежат мирскому языку, типичному для Империи, которую покорил Писарро. Поэтому мы сначала не могли понять друг друга. Но потом, слушайте внимательно то, что я скажу вам, потому что, хотя это кажется фантастичным, но они говорили исключительно на языке Амаутов Чёрной Бонете, своего рода Посвящённые Культа Холодной или растущей Луны, то есть Холодной Смерти. И здесь начинается необъяснимое. Этот язык – старый вариант нижненемецкого или датского языка. Не могу описать с уверенностью варварскую форму, на которой они говорят, но поверьте, его не трудно узнать. Естественно вы будете удивлены точно так же, как и я. Как могло случиться, что они ждали нас, если только Боги знали, что мы придём? И кто они, эти Посвящённые, которые говорят на немецком языке в столь далёких и неизвестных землях? На данный момент у меня нет ответов.
- Но что нам теперь делать? – спросил Роке.
- Вероятно, Амаута Чёрной Бонете должны привести нас в какое-то место. Предполагаю, что стражи этой крепости согласятся с тем, чтобы мы ушли как можно скорей, поскольку присутствие незваных гостей абсолютно им не нравится, тем более после бойни, которую мы тут устроили. Я предлагаю выйти на площадь и держаться как можно ближе к Амаута.
Они собрали кладь, и, взяв лошадей под уздцы, медленным шагом вышли во внутренний двор, где сидя на носилках, ждали чего-то Амаута. Лито отправился в другой дом, и с сожалением убедился, что Нойо горел в лихорадке, и его раненая нога сильно распухла. Принеся его на руках, Лито присоединился к Людям Камня, и скал им:
- Мы не можем идти с больным Гильермо. Промоем его рану тёплой водой с уксусом, капли которого у нас ещё остались. Он подошёл к Амаута попросить воды, стараясь добиться понимания, но они обратили внимание на состояние Нойо и дали несколько указаний муиска, которые взялись за лечение: в каменную жаровню они поместили миску с водой, куда были добавлены огромные листья очень зелёного растения. Затем сварили овощной бульон, промыли этим раствором его рану, и накрыли её теми же листьями. После этого тщательно перевязали, и принесли своего рода носилки, состоящие из двух длинных шестов, обтянутых поперёк тканью. Они положили на них Нойо, и два воина королевской гвардии отнесли их по направлению к выходу из крепости. Муиска не скрывали нетерпения поскорей увидеть иностранцев вне своих стен.

Перевод с испанского С. Большаковой

0

2

Светлана Большакова написал(а):

Амаута Чёрная Бонете


Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька
Обратите внимание на шапочку(бонете) на голове индейца

Своего рода шапочка из чёрного шёлка, сатина или  бархата называется бонете. Её носят церковнослужители, а раньше носили учащиеся колледжа и студенты.

Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька

Существуют различные виды шапочек:

Для церковников – круглая шапочка с четырьмя вершинами, подобно короне, и как правило с помпоном в середине.

Для школьников и т.п. -  квадратной или треугольной формы.

Для выпускников – более известна, как биретта, головной убор, состоящий из квадратной горизонтальной доски, закреплённой на ермолке, и прикреплённой к её центру кисточки. Вершины могли быть чёрного цвета или цвета, принадлежащего факультету.

Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька
Выпускной портрет Лайнуса Полинга в квадратной
академической шапочке, 1922

Церковная испанская шапочка (бонете) обычно чёрного цвета. Поскольку носило её духовенство ещё не достигшее ни епископата, ни сана кардинала. Однако встречается много различий в деталях, таких как кисточка и тесьма, которую использовали в качестве окантовки.

Священники носили чёрные кисточки. Семинаристы носили бонете без кисточки, хотя иногда она всё же была, но синего цвета.

Приходские священники обычно носят кисти фиолетового цвета, имеющие место быть в местных епархиях.

По испанскому канону обычно носят кисточки зелёного цвета, хотя встречаются и красные кисточки.

Прелаты, монсеньоры, деканы, викарии и т.д. , обычно носят бонете, на которых кисточка и окантовка одного цвета.

Епископы и кардиналы носят традиционные римские биретте с тремя плоскими гребнями,  вместо вершин.

Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька
Традиционная католическая литургическая
биретта с тремя гребнями

Ссылка
Перевод с испанского С. Большаковой

0

3

День пятьдесят восьмой

Амаута охраняли шестнадцать воинов, по восемь с каждой стороны, чтобы нести носилки. К ним присоединились шесть Господ Тарсис и четыре оставшихся в живых каталонца. Местному индейцу не разрешалось путешествовать, поэтому пришлось оставить его с муиска. После последней стычки осталось восемь лошадей, два испанских дога, да клетки с кастильскими цыплятами и небольшой багаж.
Они следовали за Амаута узкой тропой, уходившей прямо на восток, постоянно поднимаясь по Восточной Кордильера. Спустя день, переночевав в ледяной пещере на высоте 3 500 м, они вышли на вершину горы, служившей веткой горной цепи. Всё говорило о том, что дальше начинался спуск, но неожиданный оборот нарушил это предположение. Внезапно, круто повернув, тропинка закончилась, исчезнув у непроницаемой каменной стены. Преграждая путь, перед караваном высилась гора. Любой другой европеец в такой ситуации повернулся и принялся бы искать иной путь, свободный от препятствий, что было логично. Но было видно, что Амаута Чёрной Бонете, как и Господа Тарсис не руководствовались принципами Логики. Не дрогнув ни одним мускулом лица, они сошли с носилок и занялись какими-то приготовлениями. Люди Камня, удивлённые этой остановкой, очень внимательно наблюдали за горной глыбой и почти одновременно они поняли что происходит. Они находились у входа, запечатанного Рунами Вотана, входа аналогичного тому, что был в Тайной Пещере Холма Канделярия в далёкой Уэльве. Теперь Руны были ими чётко различимы, и они могли пройти через стену в одно мгновение, лишь приблизившись стратегически к тайному входу. Более того, неизбежно, что только Гиперборейские Посвященные могли выполнить эту операцию. В Доме Тарсис лишь немногим среди тысяч потомков удалось сделать это, что было достойно уважения Нойо или Vrayas. Что тогда могли они сделать? Бросить четырёх каталонцев? И самое интригующее: как пройдут те невежественные воины, которые, как явно было видно, не были Посвящёнными?
Ответы не замедлили появиться. Один из Амаута достал сосуд из тыквы, отрыл его и напоил всех воинов своей гвардии. Несколько минут спустя смесь возымела эффект, индейцы стали как загипнотизированные, глядя перед собой не моргая, но сохраняя равновесие. Очевидно, что наркотик мгновенно лишил их сознания, Амаута взяли их за плечи и подтолкнули к каменной глыбе. Воины вели себя послушно. Но самым изумительным для Господ Тарсис стало следующее наблюдение: Амаута вводили воина в тайный вход и исчезали внутри громадных камней, чтобы снова возвратиться за следующим.
- Боги! – воскликнул, Лито Тарсис – если бы наш Дом имел формулу этого вещества…
Наконец, по эту сторону горы остались только испанцы, и Амаута предложили сосуд им, подавая знаки, приглашая выпить смесь. Шесть Человек Камня отказались попробовать наркотик, но заставили каталанских скептиков сделать это. Каждый из них выпил смесь мелкими глотками, и несколько минут спустя испытал молниеносный эффект: они упали на землю в глубоком сне. Их нужно было тащить к тайному входу, но необъяснимо, как можно было их туда ввести.
Этот тайный вход в отличие от входа Уэльвы, вёл не в пещеру, а в тоннель около ста метров длиной, в конце которого появился новый источник внезапного шока Господ Тарсис. Действительно, на выходе из тоннеля они очутились посередине каменной дороги с мурилло по бокам, идеально выровненной с Севера на Юг, протяженность, которой терялась в обе стороны света. На боковых мурилло были выгравированы знаки рунического алфавита футарк, наблюдаемые в определённых надписях и символах.
- Не существует никаких сомнений, что это германский язык. Однако – говорил, Лито – эта дорога имеет внешний вид, говорящий о том, что она была построена Белыми Атлантами раньше. Посмотрите на эти камни! Форма, в которой они высечены! Это настоящие менгиры, которые только Они могли установить!
Наблюдение Лито вскоре подтвердили Амаута: когда они пришли на эти земли много веков назад, эта дорога уже существовала. Но только Посвящённые могли получить доступ к ней, поэтому она называлась «Дорогой Богов». Белые захватчики никогда не смогли бы найти её, хотя они, безусловно, использовали две параллельных дороги, которые построили инки, имитируя Дорогу Богов. Но двое Амаута Чёрной Бонете не могли говорить на эту тему с Huancaquilli, поскольку эта миссия была предназначена «Атумурунам», ожидавшим их в конце Дороги.
Столица Куско была расположена в центре четырёх районов, на которые была разделена Империя инков: на Западе – Кунтисуйу, на Востоке -  Антисуйу, на Севере, откуда шли Господа Тарсис – Чинчасуйу, и на Юге, где сориентирована Дорога Богов – Кольясуйу. Две настоящие Дороги, найденные конкистадорами Писсаро шли с Севера на Юг маршрутом параллельным Дороге Богов. Береговая дорога начиналась в Тумбес и тянулась до Талька, в Чили, протяжённостью 4 000 км. Центральная растянутая на тысячу километров, начиналась в Кито и заканчивалась озером Титикака, на берегах реки Десагуадеро. Дорога Богов гораздо восточней. И также заканчивается озером Титикака. Но различие состояло в том, что Настоящие Дороги были путями, направляющими всю активность Империи. А Дорога Богов, наоборот, была Тайной, известной и использующейся Амаута Чёрной Бонете, Посвящённых Холодной Смерти Atyhuañuy.
Дорога Богов сохранилась в идеальном состоянии, и некоторыми участками могла соперничать с лучшими европейскими шоссе. Такое состояние дороги было достигнуто распределением сотни людей на всём протяжении пути, которые занимались её содержанием, службой часки (курьеров – прим. перевод.), содержание тамбо ("дорожная станция" – прим. перевод.) через каждые три или четыре лиги (1 лига = 3 милям = 24 фурлонгам = 4828,032 метрам. – прим. перевод.). Именно, на малохоженной из-за циклопического камня дороге, путешественники встретили тамбо просторных размеров. Как узнали потом Господа Тарсис, эти «Великие Тамбо» были построены поблизости от боковых и тайных выходов Дороги Богов. Место обслуживалось членами той же самой тёмно-коричневой Расы, служившей Амаута. Дети бросились разгружать лам, на которых они путешествовали, и хотели отвести их в загон, но испугались испанских лошадей, за которыми должны были ухаживать каталонцы. Потом они ели непременные кукурузные лепёшки, тамали, пили горячий АПИ, и отдыхали полдня. Часки, тем временем, убежали, чтобы доставить весть о прибытии Господ Тарсис.
Несмотря на изнуряющие дни, когда они находились в пути почти сутки, останавливаясь только по ночам на ближайших тамбо, время шло, а Дорога Богов, казалось, не имела конца. Неделю за неделей их преследовал холод, ветер и снег, поскольку дорога редко спускалась ниже 3 000 метров, вынуждая их всё время тепло одеваться. Радовало быстрое улучшение состояния Гильермо Тарсис: через два дня лечения, лихорадка значительно ослабла, и отёк ноги начал спадать. А через пятнадцать дней он уже мог передвигаться самостоятельно. Но спутся шестьдесят дней они всё так же передвигались по прямой дороге, неровности которой повторялись тысячу раз, ступеньки, скаты, туннели и висячие мосты стали теперь однообразны и скучны. Рунические надписи на том же германском языке сопровождали их постоянно на протяжении тысячи километров, увеличивая разнообразие и совершенство по мере приближения к месту назначения. Но эти надписи и знаки были, очевидно, последующими за мегалитическими сооружениями, разбросанными вдоль Дороги Богов. Эти камни демонстрировали древний и своеобразный Знак Руны Вотана от которого руны отражают только поверхностный символизм.
За одну неделю перед тем, как достигнуть озера Титикака, они остановились на тамбо, где их ждали восемь Амаута Чёрной Бонете и один странный персонаж. Это был старик с седыми волосами и чертами лица северного европейского типа, чьи голубые глаза и светлая кожа подтверждали его принадлежность к Белой Расе. Как и первые два Амаута, которых знали Господа Тарсис, белый старик и его компаньоны хотели только увидеть Камень Венеры. Лито Тарсис, правильно догадавшийся об их желании, спокойно согласился выполнить его, обнажив Меч Мудрости и сняв ленту. Возглас удивления и одобрения раздался из девяти ртов. И только тогда они подали знак, что увидели Мужчин Камня. Все спешились и стояли за спиной Лито Тарсис, изумившись в свою очередь реакции гостеприимных хозяев. Старик, говоривший на том же германском диалекте, что и Амаута, но гораздо в более понятной форме, спросил:
- А Принцесса? Вы привели Принцессу?
Подобный вопрос озадачил Лито, который переглянулся со своими родственниками. Он встретился взглядом с неузнаваемой под доминиканской одеждой Женщиной, и вдруг всё понял. Хлопнув рукой себе по лбу, он с улыбкой сказал:
- Несомненно, вы имеете в виду мою кузину Виоланту. Вы правы, Почтенный Старец: Она - Принцесса Тарсис! – и вслед за этим снял капюшон, показав прекрасное лицо Женщины. Увидев её, Старик и десять Амаута заулыбались и в свою очередь хлопнули себя по лбу ладонью, имитируя жест Лито Тарсис.

Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька
Руины Ольянтай Тамбо
Руины находятся между Мачу Пикчу и Куско, на 2750 метровой высоте (рисунок 1877 г., общий внешний вид. Ниже, вид внутри руин.)

Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька

Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька
Руины Тамбо Мачай, окресности Куско, Перу

Старик был одним из Амаута, фразы которого на кечуа, произнесённые Лито Тарсис стали призывом. Но кем были Атумуруны? Как ответил старик, который после сказанного стал настолько немногословным и лаконичным, как и Амаута, Атаумуруны принадлежат Семье: они были членами Дома «Inga Kollman», «Inga», то есть «потомками», другими словами, Атумуруны были «потомками» Коллман.
Это было понятно, объяснял, Лито Тарсис Людям Камня, поскольку частица «инг» («ing») означала потомки в германских языках, как, например, Меровинги или Каролинги. Но кем были Коллман? Старик отказывался отвечать, утверждая, что его родственники объяснили бы это «когда прибудут на Коати, Остров Луны». Где находится «Остров Луны»? «В озере Титикака, куда они пришли бы через неделю». «Боковая тропинка, ведущая от Дороги Богов в Куско, которую днями раньше они вынуждены были оставить. Сейчас они находились в районе ещё не изученном испанцами, но должны поспешить, поскольку «инга» имели сведения, что готовится экспедиция на Юг. Белые Huancaquilli прибыли точно в последний момент, когда Атумуруны уже отчаялись, следуя предупреждению Богов». И это всё, что можно было добиться от старого Атумуруна.

Семь дней спустя их взгляду предстала колоссальная каменная крепость, где должен быть Южный конец Дороги Богов. Дорога, действительно, заканчивалась около крепости, у стен, имевших форму полумесяца, вырезанных напротив горы невероятной высоты. Однако дорога не прервалась окончательно: тайный выход, предназначенный только для Гиперборейских Посвящённых, позволяющий им преодолеть это препятствие. Они переночевали здесь, и старик убедил их оставить животных и багаж, поскольку их невозможно было транспортировать на Остров. На следующий день они прошли тайным выходом, предварительно напоив таинственной смесью четырёх каталонцев и пятьдесят воинов, теперь сопровождающих их. Господа Тарсис вместо этого должны были расположиться напротив Камня и слушать Руны Вотана на Языке Птиц. Они показывали им, какие стратегические движения они должны были делать, чтобы правильно подойти к тайному выходу, и пересечь Вуаль Иллюзии. По другую сторону горы они оказались только в пяти лигах от берегов озера, в направлении порта Карабуко. Тогда шёл июнь 1535 года.
Они отправились на пирогах из тростника, представляющих первый опыт для испанцев, хотя сомневающиеся каталонцы боялись пойти ко дну в любой момент. Но шесть часов спустя, без каких либо проблем они оказались на Острове Луны. Они высадились на небольшом пляже, шириной не более десяти кастильских футов, окаймлённом выдающимся оврагом в 200 варов высотой. Видимая и извилистая тропинка позволяла подняться до вершины обрыва, откуда начиналась жилая территория Острова. Согласно пояснениям Амаута на острове Коати существовал укреплённый населённый пункт и Храм. Но они не выходили на поверхность. Когда все спустились на пляж, Атумуруна открыли им, что они должны пересечь другой тайный вход, находившийся на стене оврага. Вновь Люди Камня локализовали Руны, а каталонцам пришлось принять наркотик. Вне Иллюзии Оврага находился мрачный тоннель, полностью покрытый каменными блоками, которые переходили в пандус и скрывались в недрах Острова. В течение двадцати минут они продолжали спускаться вниз до тех пор, пока тоннель не стабилизировался, и не привёл их к порогу дверей, охраняемых двумя Амаута Чёрной Бонете. Увидев вновьприбывших, один из них ударил в огромный серебряный гонг булавой, которую нёс в своих руках. Необычный спектакль предстал вскоре перед тревожными взорами испанцев. Они поняли, что находились напротив пещеры титанических размеров, настолько огромной, что весь населённый пункт мог быть размещён в ней, а звук гонга предупредил всех поселенцев, которые массово выходили из жилищ, с любопытством наблюдая за происходящим. Как заметили Господа Тарсис, почти все они принадлежали той же скрещённой Расе Амаута. Тоннель вёл в высокий коридор, занимающий большую часть пещеры, которая была освещена так же тускло, как и предыдущий коридор. Под их ногами видны были сотни скромных каменных домов, разделённых улицами и площадями, время от времени можно было различить несколько больших зданий, которые должны были быть Дворцами или Храмами. Атумуруна дал указание следовать за ним, и пошел по коридору, откуда вела лестница, вырезанная в скале для спуска к жилью. Коридор дал открытую кривую и вывел их к зданию, которое, возможно, было самым большим в поселении. Широкая лестница, фланкированная двумя каменными тиграми, позволяла подойти к нему.  На входе их ожидала группа людей различного возраста, но одетых, и Расы сходной со стариком Атумуруна. Все выказывали бурную радость от присутствия Господ Тарсис, а некоторые из них, будучи не в состоянии сдержаться, выходили вперёд, протягивая руку в виде римского салюта. Здесь Амаута Чёрной Бонете ушли, и Атумуруны предложили пройти во Дворец, в полукруглый зал с местами, расположенными ярусами, создающими впечатление амфитеатра или форума. Люди Камня должны были разместиться вокруг центрального стола в форме полумесяца, в то время как дюжина Атумурунов расположились на ступенях.
Старик Атумуруна, которого они называли Татаинга, гораздо старше того, кто привёл их сюда, взял слово и обратился к Господам Тарсис:
- Я знаю, что среди вас есть один, понимающий священный язык. Я этому чрезвычайно рад. Зато мы не знаем вашего языка, и вы должны извинить нас за это. Тем не менее, мы знаем, откуда вы происходите: из того же Мира, откуда пришли наши Предки, уже более чем шестьсот лет назад.
Лито Тарсис одобрительно кивнул, и Татаинга продолжал:
- Теперь белые Huancaquillis, мы будем благодарны, если вы покажете нам Камень Зелёной Звезды.
Лито Тарсис извлёк Меч Мудрости из ножен, снял ленту и выставил Камень Венеры на обозрение Атумурунов. Шёпот одобрения сопровождал это зрелище, но Татаинга подошёл, чтобы рассмотреть Камень вблизи. Потом он повернулся, и подал знак Посвящённым, охраняющим вход. Они вышли и тут же вернулись, неся с собой квадратное основание, на котором лежал предмет, котрый невозможно было увидеть из-за того, что он был накрыт белой тканью с чёрными свастиками. Посвящённые с большой острожностью
положили свой груз на стол в виде полумесяца, и возвратились на свой пост. Старик Атумуруна снял ткань, и удивлённые Люди Камня могли созерцать железную германскую корону, в которой находился точно такой же Камень Венеры, как на Мече Мудрости.
- Это Корона Короля Коллмана! – подтвердил Татаинга почтительным голосом.

Н. Розарио "Тайна Белисены Вилька"
Перевод с испанского С. Большаковой

0

4

День пятьдесят девятый

История народа Атумуруна была удивительно похожа на историю Дома Тарсис. Старик Татаинга передал её Людям Камня с множеством деталей: но, Я, Др. Зигнагель, попытаюсь обобщить её, изложив историю несколькими словами.
Предки Атумуруна и язык, на котором они говорили, пришли из района Шлезвиг, на Юге Дании. В X веке там существовало Королевство Скьёлдленд, древностью восемь столетий, оказывавшее сопротивление войскам-христианизаторам Карла Великого 150-ю годами ранее. Население Королевства было Чистой Крови, чтило  Одина или Вотана, и ему удалось сохранить Камень Венеры, унаследованный от Белых атлантов. Из-за этих «ересей», Голен установили смертную казнь для всего королевского Дома. В отличие от Господ Тарсис, храбрые викинги не прятали Камень Венеры, а вставили его в Корону своих Королей, ситуация, которая вынуждала их, по крайней мере, показывать её на каждой церемонии коронации Короля, или демонстрировать Корону каждому новому Территориальному Сеньору, которому они были обязаны. Несмотря на такое безрассудное поведение, скьёлданам удавалось оставаться свободными до времён Короля Германии Генриха I Птицелова. В X веке этот Король, также Гиперборейский Посвящённый, нанёс поражение Королю Дании, Germondo, и завоевал Шлезвиг. Согласно своим обычаям, он установил границу региона и по этой причине назначил Маркграфом Короля Скьёлдленда, независимо от того, были или не были его поданные христианами. Голен вскоре начали кампанию принудительного обращения викингов, принуждая их Короля сдать «атрибуты языческого Культа», включая Корону с Камнем Венеры. Однако у них ничего не вышло при жизни Генриха I.
Король умер в 936 году, за ним следует его сын Оттон, который, несмотря на происхождение от легендарного Видукинда по линии его матери Матильды, был с мозгами, «промытыми» работой его наставников, бенедиктинских Голен. Оттон I во всём желал подражать Карлу Великому, и начал с коронации в Аахене, совершённой архиепископом Майнца, за которой затем последовало несколько путешествий в Италию для знакомства с Папами, и его императорская инвеститура в Риме в 962 году. Можно констатировать, что самый могущественный союз между германской Церковью и Империей, длившийся до истребления Гогенштауфен в 1250 году, начался с экстраординарного представления Оттона I. Это понятно, поскольку с подобным Императором судьба небольшого Королевства  Скьёлдленд пришла в движение. В 965 году интриги Голен возымели эффект и поход был направлен на Шлезвиг. Королевские войска шли под командованием Генерала Церингена. Их миссией, была миссия обращения языческого Королевства в христианство или уничтожение его, или, во всяком случае, похищения королевской Короны. На этот раз шанса на спасение у викингов не было, поэтому их Король, Коллман, предлагает им покинуть эту страну, которая вскоре будет под властью Демонов: - Один привёл наших предков и дал им эти земли, и Он отправляет нас теперь в другое Королевство, лежащее за морями!
Семьдесят процентов населения приняло предложение, и был сформирован флот в 220 драккаров, а те, кто остался, попали под нож взбешённых евангелистов. Многочисленный флот пересёк Тёмное Море и вошёл в Мексиканский залив. Там процветала цивилизация тольтеков, которая приняла викингов как «детей Богов», то есть, как потомков белых Атлантов.
Дом Скьёлд был таким же древним, как и Дом Тарсис. Но семейные миссии двух Родов значительно отличались: вместо Холодного Огня в Сердце, Господа Скьёлд должны были вникнуть в секрет Магической Агрокультуры, чтобы узнать суть злаков. Соединённая с Чистой Кровью эта суть стала бы причиной быстродействия Семени Камня в Сердце Посвящённых. Белые Атланты советовали им сформировать перманентное тело Noyos и Vrayas, чья задача заключалась в созерцании Камня Венеры, и ожидать появления в нём «Знака Литика Вальхалла», когда это произойдёт, это будет момент для путешествия в Обитель Богов. Знак появился за несколько дней до нападения на Скьёлдленд. В Камне Венеры Vraya увидела мегалитический пейзаж на берегах огромного озера: это место, как говорили Верные Боги, находится вне пределов Тёмного Моря. Но они должны идти туда, поскольку Великая Империя – Дом Скьёлд  - Воля Богов. Именно поэтому на воду был спущен флот в 220 даккаров. В итоге оказалось, что Дом Скьёлд был семьёй Гиперборейских Посвящённых, и не должно удивлять, что как Король Коллман, так и его Королева, и многочисленные Noyos и Vrayas были Людьми Камня.
Несмотря на то, что они без проблем расположились среди тольтеков, и способствовали развитию цивилизации, десять лет спустя народ Коллмана двинулся на Юг, оставив с тольтеками тех, кто, совершив «расовый грех» образовали пару с ними. Они достигнут Венесуэлы, затем их путь лежит в западном направлении, через Венесуэлу, Колумбию и Эквадор, и, достигнув Кито, они снова направятся на Юг. Они сойдут в Такна, и поднимутся в горы на Востоке, чтобы завоевать плато Тиуанако и озеро Титикака. Это было место, указанное Камнем Венеры.
В Тиуанако скьёлданы нашли циклопический, полуразрушенный, каменный город, своего рода работу белых Атлантов. Рядом с руинами они построили поселение, которое будет главой Империи. А на острове Солнца они воздвигли Храм местного Божества, уже представившись кольа, аймара и другим индейцам, как «Дети Солнца». Империя викингов в Тиуанако  процветала и расширялась до XIV века, до тех пор, пока не развязалась вторая часть расовой драмы Дома Скьёлд. На самом деле, в этом веке скьёлданы, которые уже именовались «Атумуруна», благодаря их белой коже и их пристрастию к Холодной Луне, властвовали над всеми народами индейцев, жившими в непосредственной близости от них. Только один народ сопротивлялся, не из-за собственного достоинства, а потому что Атумуруна колебались, думая о необходимости подчинять их вассальной зависимости и иметь дело с ними. Этим народом был народ Диагуитов. Викинги кожей ощущали их чужеродность, не приемля их привычек и культуры. Дело было в том, что хотя масса индейцев фактически принадлежала американским этническим группам, благородной и священной касте, которая правила ими, она имела средиземноморское происхождение или точнее сказать, пришла из стран Ближнего Востока. В музеях Сантьяго-дель-Эстеро, Катамарки, Сальты, Тукумана и Тилькара, можно увидеть сегодня сотни керамических изделий и тортеро с написями на арамейском и иврите, которые подтверждают сказанное.
Так вот, Доктор Зигнагель. Благородные диагуиты были древнего иудейского  происхождения, а их священники считались самыми ревностными сторонниками Культурного Договора и Жертвоприношений Единому. Они сеяли смертельную ненависть к викингам и жили постоянными нападками на границы Империи. Но их всегда держали под контролем, по крайней мере, до рокового 1315 года. В этот год начались повсеместные восстания диагуитов от Ущелья Умауака до Атакама в Чили без всякого тому основания и повода со стороны Империи. Доносившиеся известия говорили, что Великому Касику Кари нанесли визит двое Посланников Единого Бога, Berhaj и Birchaj, побудившие его к войне против Тиуанако. Они гарантировали Победу, поскольку, как они говорили, диагуиты принадлежали к Избранному Народу, и не могли потеряться. Настроенные таким образом, свирепые аборигены двинулись на Иперию, нарушая границу, и осадили Тиуанако. В итоге, викинги нашли убежище на острове Солнца, в то время как Посвящённые Атумуруна, то есть, Люди Камня, входили в Тайную Пещеру Атлантов Острова Луны, Koaтy.
Викинги ничего не могли противопоставить Высшей Стратегии, применённой Демонами Berhaj и Birchaj, руководившими Диагуитами, и в конечном итоге оказались в кольце Врага, охватившего Остров Солнца. Попавшие в плен тысячи скьёлданы были хладнокровно обезглавлены один за другим руками священников диагуитов. Дойдя до этой части рассказа, Атумуруна Татаинга указал на рунический рельеф стены, и спросил:

Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька
Пукара Sayagmarca, расположенное на вершине холма, высота 3 600, окрестности Мачу Пикчу, Перу

Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька
Пука Пукара, расположенное в небольшой долине, окрестности Куско, Перу

«Моле», «Куиблон»? Эти слова что-то значат для вас? Эти слова всякий раз кричали Священники Диагуита пленникам из уха в ухо, когда обезглавливали их, стремясь к тому, чтобы кровь попала в озеро: За Моле! За Куиблона! Наши предки записали Рунами эти имена, которые для них не имели смысла, поскольку хотели, чтобы когда-нибудь их потомки пролили свет на эту загадку.
Люди Камня онемели, застыв на своих местах. Они думали: Какая ужасная Иллюзия Великого Обмана! Как различима та же самая реальность с другой точки зрения! Тот 1315 год был удачным для Дома Тарсис: появился Господин Венеры и утвердил все действия против планов Белого Братства. Действия Дома Тарсис и Circulus Domini Canis стали причиной разрушения Ордена Тамплиеров, а с ним, с кострами Жака де Моле, исчезла к тому времени опасность Всеобщей Синархии Избранного Народа. Прибытие Куиблона также затянется на 180 лет. В этот год Валентинос укоренились в Турдес. Да, 1315 был годом великолепия. О чём до сих пор помнят Господа Тарсис, можно сказать, что этот год был одним из лучших в истории Дома Тарсис. А теперь они понимали, что для их братьев скьёлданов, это был злосчастный, самый худший год их истории! Враг тогда задумал жестокую месть: он пытался уничтожить их Род в отместку за уничтожение Ордена Тамлиеров! Поэтому они говорили во время казни: «за Моле, за Куиблона!» - подражая Шарлю Тарсис, который сказал Голен, что они умрут в кострах: «За Вотана и Кровь Тарсис!».

Я продолжу короткий рассказ, Др. Зигнагель. Добавлю, что с тех пор 1315 год считался годом траура для Дома Тарсис. Люди Камня рода Скьёлд оставались в убежище на Острове Луны тридцать пять лет, прежде чем осмелились предпринять новые стратегические действия. В этот период времени надзор диагуита за озером Титикака не ослабевал. Многочисленные местные легенды рассказывали о пещерах и туннелях, построенных белыми Атлантами тысячи лет назад. Индейцы подозревали, что некоторые Атумуруна могли скрыться там. Однако Руны Вотана являются камнем преткновения даже для сил Демонов Berhaj y Birchaj, существ, лишённых Нерукотворного Духа, и почти никто, кроме Гиперборейских Посвящённых, никогда больше не видел Атумуруна. На самом деле, оставшихся в живых было немного, хотя их сопровождало большое число членов смешанной Расы, к которой принадлежали Амаута Чёрной Бонете. Эта Раса – результат смешения крови викингов и индейцев, живших в Тиуанако до прибытия Короля Коллмана. Однако, несмотря на упомянутое смешение, викинги всегда старались сохранять Чистую Кровь, и ввели закон, по которому Благородными были только те, кто происходит из рода Скьёлд. Таким образом, принадлежность к Знати требовала брака между членами Расы конкистадоров: метисы, хотя и были родственниками викингов, были исключены из Знати, но не в праве участия в тайне Чистой Крови. Нужно отметить, что метисы могли получить Гиперборейское Посвящение, право, которое в конечном итоге разделило Посвящённых, а именно, Амаута Чёрной Бонете и  Quillarunas или Лунных Людей, или другими словами, Народ Луны.
Выжившими после резни диагуита были десятки Атумуруна и сотни Quillarunas. Когда, спустя тридцать пять лет они посчитали, что опасность миновала, Атумуруна принимают решение занять Дорогу Богов, древний путь Империи Атлантов, который шёл от Тиуанако до Карибского моря. На первом этапе, они занимают тайный Путь к высоте Куско, где располагался боковой выход в этот город. Именно тогда, они принимают решение отправить двух Посвящённых Атумуруна для формирования нового королевского Рода среди народа региона Куско, который был вассалом викингов Тиуанако на протяжении столетий. Одним из Посвящённых, был инга Манко Капак, а другим, его гиперборейская партнёрша, его Жена и Сестра, Мама Окльо. Оба успешно выполнили свою миссию, и основали касту, сохранившуюся до конца Империи Инга, к которой принадлежал Император Атауальпа, инга, убитый Писсаро. Однако, несмотря на предпринятые усилия, несмотря на то, что потомки Манко Капак вступали в брак только между собой, они не смогли ничего сделать среди инга Куско, чтобы предотвратить деградацию Чистой Крови. В том веке из королевской семьи уже не появлялись Посвящённые, и инга зависели от Амаута Чёрной Бонете в любой эзотерической службе. Этим не закончилось падение народа Куско: территориальная экспансия Империи привела к контакту с народами Культурного Договора, и она подверглась влиянию Священников, преобразовавших Тайну Виракоче или Вотана в простой Культ Бога Творца. Тогда уже были «другие» Амаута, а именно, Священники, узурпировавшие функции Гиперборейских Посвящённых.
Но самый большой ущерб в этом смысле, нанесло прибытие группы католических миссионеров из Бразилии, когда они высадились здесь после пересечения Атлантики. Их вёл Священник, сильная личность, которому парагвайские индейцы дали имя Паи Суме или Паи Туме, легендарное имя, которое последующие иезуиты этих «Миссий» отождествляли со Святым Апостолом Томасом или Святым Томасом. Инга, со своей стороны, приняли его проповеди и приравняли их к своему Богу Тунупа, одному из Аспектов Виракоче. Верные меры, предпринятые для уничтожения веры Атумуруна, указывают на то, что прибытие в Куско Паи Суме не было случайным, он был посланником Белого Братства. Этому Священнику удалось навязать культ Креста, Жертвоприношения, Матери Бога, и Троицы Бога, верования, которые всё ещё оставались более или менее искажёнными в те времена испанской конкисты. Это, без сомнения, пошло во вред для духовной жизнеспособности инга, но наибольшее зло произошло после введения ритуального жертвоприношения и изменения значения Апачета.
В Эпоху Империи Тиуанако, Атумуруна под именем Синчирука (Sinchiruca) учил индейцев варианту Культа Холодного Огня. В этом Культе камни Апачета представляли Великих Предков, Ачачила Апачета, в то время как особый утёс был Холодным Камнем, Камнем, обладающим Знаком Huañuy или Знаком Смерти. Rumi Huañuy находится также в Сердце человека, в его Душе, а к ней пребывает прикованным Нерукотворный Дух. Поэтому в церемонии Токанка выплёвывая листья коки на Rumi Huañuy, выражают желание разделить психическое и духовное, передают психическое Камню. Но, прежде всего, Апачета был алтарём, «высшим местом», посвящённым Матери Вотана, Богине Ама, Деве Агарты, Богине, давшей Семя Зерна людям, то есть, Богине, которую индейцы знали как Пачамама. Когда индеец проезжал по тропе, и достигал распутья или перекрёстка дорог, он оставлял на хранение камень в Апачете и клал листья коки или просто гальку, смоченную своей слюной. Тогда Пачамама «убивала» его усталость, «разрушала» его утомление, «удаляла» его боль, свойственную человеческой жизни, то есть, «освобождала» Дух психической или животной природы. И «направляла» путешественника в Лабиринт Иллюзий, отражающий перепутье. Но когда индеец слышал Руны Вотана, Голос Виракоче, везде, в любом месте, где бы то ни было, он падал как поражённый, и говорили, что у него головокружение. Тогда наступал момент для достижения алтаря Пачамамы, чтобы отдать на хранение камни Апачете.
Тогда наступал момент для достижения алтаря Пачамамы, чтобы отдать на хранение камни Апачете.
Как я уже сказала, Доктрина Паи Суме изменила стратегическое значение Апачета, совпадая в этом с Диагуита, которые внесли подобные изменения на завоёванных территориях Атумуруна. Изменения состояли в преобразовании Культа Холодного Огня в Культ Горячего Огня и в отождествлении Пачамамы с Великой Матерью Бина. Он превратился, таким образом, подобно стилю римского декаданса: Апачета в алтарь Божеств Лары, или Верховного Бога, Творца Мира, представленный Горячим Огнём, Огнём Создателя, который никогда не гаснет, Солнечным Логосом, Солнцем. И Апачета теперь правила Пачамама-Бина, Мать Земля, Шакти, Матрица Создателя всех вещей, Богиня Любви, которой следовало приносить жертвы для посредничества с её Супругом, Единым Создателем. Апачета потерял с тех пор свой стратегический характер и руководство ориентации к Источнику и был для инга Куско объектом Культурного Договора, инструментом идолопоклонства Жрецов Белого Братства, новых «Амаута».
Такой процесс духовного упадка был катастрофическим для Атумуруна озера Титикака, которым также не удалось сохранить Чистую Кровь, сталкиваясь изо дня в день с опасностью расового вымирания. Их присутствие теперь ограничивалось областью Дороги Богов, которую в конечном итоге они заняли почти полностью, и «Городом Луны», тайной пещерой на Острове Луны. Редко они могли быть видимы жителям Империи Куско, если не приходили для передачи какой-то эзотерической информации инга, и более того их появления боялись, считая их «вестниками зла», «предзнаменованием бедствий» и т.д. Их посланниками были Амаута Чёрной Бонете, воспринимающихся также, и внушающих идентичные страхи.
Важно уточнить, Др. Зигнагель, что как только была занята Дорога Богов, она была использована для передвижения Амаута Чёрной Бонете: Атумуруна использовали вместо неё подземные пути, пересекающие Анды от начала до конца, имеющие тот же самый путь, что и Дорога Богов, то есть, простирающегося ниже. Существовали тайные вертикальные входы, связывающие Дорогу Богов с горным туннелем, из которых «появлялись» загадочные Атумуруна. И по утверждению легенд инга, туннель, построенный белыми Атлантами, имел каменные средства передвижения, позволяющие перемещаться с фантастической скоростью.
В конечном итоге, за два года до вторжения Франциско Писсаро в Кахамарку, ситуация Атумуруна стала отчаянной: они только подготавливали Принцессу Quilla к тому, чтобы сохранить матриархальное правопреемство Рода, но не преуспели с определением её брака, поскольку двенадцать Атумуруна были слишком близкими родственниками, а их родители, бабушки и дедушки были двоюродными братьями и сёстрами между собой. Любой брачный союз с ними привёл бы к деградации Чистой Крови, ведя к вырождению потомков. Именно при этих обстоятельствах Нойо увидел «Знак Литика в Камне Венеры», предвещавший визит «Бога Küv».
Корона Короля Коллмана находилась в покое на протяжении веков на каменном алтаре: концы внешней арки соединялись с аркой внутренней в рельефе, параллельно первой, символизируя образ Луны в последней четверти. И на этом полумесяце располагалась Священная Корона, с Камнем Венеры, сталкиваясь с круговой кромкой. Обычно Нойо садились напротив Короны, выравнивая линию взгляда с Камнем Венеры и вершиной прямого угла алтаря. В отличие от случившегося с Господами Тарсис, возможно по причине эндогамии, двенадцать Нойо Атумуруна смогли спроектировать Знак Литика в Камне Венеры. Они узнали мегалитический пейзаж, который, несмотря на то, что он был за тысячи миль от озера Титикака, не подразумевал морские переходы и джунгли, как представляли себе испанские Посвящённые. То, что они видели, на самом деле, было ответом скал Экстернштайна, священной горы германцев, расположенной в Тевтобургском лесу. По правде говоря, существует различные Экстернштайн в мире, все они похожи на Германскую, и все имеют Руны Вотана. Те, которые наблюдались в «Камне Вальхаллы», Короны Короля Коллмана, находились вблизи Кебрада-де-Умауака, на нынешней территории Республики Аргентина, в месте называемом сегодня «Большая долина» у подножия Холма Калибур. Это не вызывало у Атумуруна никаких сомнений. То, чего им не хватало: что означало это изображение? Возникал вопрос: они должны были добраться до Экстернштайна, до Жужуй? Как утверждала семейная традиция, в том месте находился тайный вход, ведущий в Вальхаллу или K'Taagar, предварительно проходя через Врата Юга. Последующие ответы должен был дать «Бог Küv».

Н. Розарио "Тайна Белисены Вилька"
Перевод с испанского С. Большаковой

0

5

День Шестидесятый

Когда Господин Венеры появился из-за прямого угла каменного алтаря, его одновременно увидели двенадцать Атумуруна и Принцесса Quilla.
- Грация и Честь, Кровь Скьёлд! – салютовал Господин Венеры правой рукой Бала Мудру.
¡Sieg Heil! – ответили хором Люди Камня.
- Кровь Скьёлд, вас приветствует Вотан, Господин Войны! Я принёс также Его Слово! Внимание, откройте ваше сознание, настоящее – уникальная, может быть, неповторимая возможность перед Финальной Битвой! Ваш Род стремились уничтожить дважды: один раз в Скьёндленде, второй – на Острове Солнца. Вы знаете, что Враг неумолим. Теперь я говорю вам о новой опасности уничтожения. Но это не то, чем вы обеспокоены: исчезновение Рода из-за отсутствия потомства. Будет ещё один кинжал Жертвователя Единому, который попробует пролить Чистую Кровь Скьёлд. Да, Атумуруны, Великий Жертвователь открыл Врата, откуда спящие люди бросятся к вашему горлу! Я принёс вам плохие и хорошие новости. Плохие - состоят в том, что Империя инга Куско, раздираемая мелочностью и безумием своих Королей, будет быстро разрушена неконтролируемой Ордой спящих людей. Вы должны покинуть Коату навсегда. Действуя решительно и быстро, в последний момент, вы предотвратите третью и последнюю попытку уничтожения Рода.
И хорошая новость: если вы выполните мои приказы, вы не только сохраните Род Скьёлд, но Господин Войны обратит на вас внимание для участия в Финальной Битве на видном месте. Вот мои приказы: с этого момента вы больше никогда не вмешиваетесь в дела Империи, даже видя, как Враг безжалостно разрушает её. Вы сохраняете спокойствие до последнего момента. Тогда прибудут посланники Господина Войны. Вы узнаете их, потому что с собой они принесут Камень, похожий на Камень Короны Коллмана. С Ними придёт Принцесса самой Чистой Крови Земли. Она будет доверена вам для вступления в брак с Принцем Дома Скьёлд. Их потомство сохранит Род, и создаст корень могущественного народа до Конца Времён. В вознаграждение, Атумуруна, вы сохраните Деву Принцессу Quilla, и отдадите её Им, чтобы ваш собственный Род продлился в Чистой Крови Скьёлд.
Они придут из далёкой страны, хотя и не такой далёкой, откуда пришли вы. Мы будем вести их, и рано или поздно они приблизятся к Дороге Богов. Вы дадите инструкции Амаута Чёрной Бонете, чтобы они расположились по краям дороги, ожидая их, и привели в Коату. Амаута должны дать указания местным народам Ширис, которые будут сурово наказаны, если причинят вред Пришельцам, несущим Камень. Пусть знают, что Они, как и вы – Господа Смерти, Huancaquilli Huañuy! Будьте готовы к эвакуации с Коату, едва прибудут Huancaquilli , и вы обменяетесь Принцессами! Вы пойдёте в Большую Долину Калибур, в место, которое вы увидели в Камне Короны. Там вы пересечёте тайные врата, ведущие в долину, защищённую Рунами Вотана, где выкуете ужасный воинственный народ, который возвратится в этот Мир в дни Финальной Битвы. Но Huancaquilli должны идти дальше на Юг, к Крепости или Пукара Тарси или Тафи, где находится Великий Менгир Тарси, установленный белыми Атлантами тысячи лет назад. Да, Атумуруна, когда мы закладываем основание Рода, мы всегда ставим Менгир! И только с продолжением поколений, только если Кровь сохраняется Чистой, Члены Рода снова встречаются с Менгиром! Это происходит, чтобы ограничить Семейную Миссию: поэтому вы найдёте ваш Менгир в Великой Долине, а Huancaquilli свой в Долине Тафи. Враг не сможет проникнуть за Стратегические Стены Великих Кромлехов, окружающих и изолирующих Основные Менгиры Расы.
Белые Предки, белые Атланты, поручили заботу о Менгире Тарси народу в Тукумане. Они поддерживали Культ Господина Войны, который называли Вултан или Волтан, в Апачета, или Алтаре, рядом с Менгиром; purihuaca Voltan guanancha unanchan huañuy. Те охранники, вот уже тысячи лет как были истреблены диагуитами, индейцами членами «Избранного Народа» Единого Бога этого Ада, которые по прежнему живут в этом районе. Итак, вы предложите эскорт для Huancaquilli, чтобы они безопасно достигли древнюю Пукара Долины Тафи, где они будут жить до Дней Финальной Битвы.

Атумуруна Дома Скьёлд, я сказал всё, что нужно было сказать, и по стратегическим соображениям, добавить больше нечего. Я повторяю приветствие Вотана, и прощаюсь до Финальной Битвы. Или до тех пор, пока вы не встретитесь со мной в другом кайросе. Грация и Честь, Кровь Скьёлд! – пожелал Господин Венеры, подняв правую руку, показывая Мудру Бала.
¡Sieg Heil, Gott Küv! – отвечали Атумуруна, также показывая мудру бала, которая была древним тайным приветствием Дома Скьёлд.
Атумуруна выполнили буквально все указания Господина Венеры. С этого момента, отлаженный механизм, предназначенный для обнаружения путешественников, был собран на крайнем Севере Империи ингаико. И действие, о котором я рассказывала, было действием именно этого механизма, что позволило Господам Тарсис освободить место муиска, которое представляло собой верную смертельную ловушку. На прибытии Господ Тарсис в Коату, выполняя приказ Господина Венеры, Татаинга закончил свой рассказ. Позже, Лито Тарсис рассказал лучшее из истории Дома Тарсис, вызвав огромный интерес Атумуруна, знанием убийственных манёвров Бессмертных Беры и Бирши, и идентично миссией Куиблона. Теперь они должны были все вместе отправляться на Юг, держа направление к крепости или Пукара, называемой Умауака, где они расстанутся: они не увидятся больше в этой жизни, но снова встретятся во время Финальной Битвы, когда Господин Венеры позовёт Людей Чести для сражения с Силами Материи.
У Принцессы Quilla были белокурые волосы и голубые глаза, в то время, как у Виоланты, её чёрные волосы контрастировали с зелёными глазами, но у обеих кожа была белой, как снег. Quilla была уже готова стать женой одного из Господ Тарсис, но известие о том, что по приказу Богов она должна была оставить их, опечалило Виоланту Тарсис. Однако, она не отреклась от своей миссии, хотя явно выказывала своё недовольство. Поэтому, два монаха доминиканца решили остаться с нею и связать свою судьбу с Домом Скьёлд. В компании своих родственников Виоланта легче бы перенесла расставание. Но кроме этого, Лито приказал четырём каталонцам следовать за своей Хозяйкой и никогда не оставлять её. Он сказал им без обиняков, что они никогда не вернутся в Испанию, если выполнят эти приказы, но, повинуясь им, их будут рассматривать, как членов Знати Народа Луны. Атумуруна хотели взять с собой каталонцев, и предложили им, в виде исключения, возможность взять в жёны девственниц из Народа Луны. Крепкие испанские солдаты были согласны на всё, воодушевляясь перспективой превращения в Господ этого таинственного народа, и охраной безопасности их Королевы, Виоланты Тарсис.
Достигнув взаимного соглашения, оставалось только эвакуировать Коату, таким образом, исполняя приказания Бога Küv. Они были заняты подготовкой, когда лазутчики постоянно информирующие их о состоянии дел в империи, сообщили новость, которая заставила их поспешить: Капитан Диего де Альмагро только что вышел из Куско с отрядом численностью 500 человек, направляясь на Юг. Между Франциско Писсаро и Диего де Альмагро возник ожесточённый спор о границах Империи ингаинко, которую каждый полагал поделить на части: Диего де Альмагро претендовал на Столицу Куско, желая получить её в свою собственность. Хитрый Писсаро сумел затянуть разрешение конфликта, убеждая своего партнёра, что на Юге существует ещё более богатая страна, чем Королевство Инга, трофеи которой лишают смысла дискуссию о Куско. Альмагро оказался настолько наивен, что направился на Юг с вооружённой армией, готовясь завоевать Город Цезарей или Елелин и Трапаланда.
Ту же самую печаль, сопровождающую героическое решение, испытывали Господа Тарсис, когда они покидали иберийский полуостров на корабле Вельзера, когда мысли их, улетали к Уэльве, и возрождали былие дни славы Дома Тарсис, должны были чувствовать и Атумуруна, пересекая озеро Титикака в направлении порта Копакабана, оставляя позади отсров Коата, где они жили столько лет и достигли Высшей Гиперборейской Мудрости. Дом Скьёлд был могущественным столетиями раньше в Тиуанако, до тех пор, пока безумная месть Ордена Мельхиседека почти истребила их Род. Тогда покинув это место навсегда, сердца Атумуруна рвались из груди от терзавших их чувств. Душа, созданная и привязанная к истории и земле, Времени и Пространству, разрывалась от боли, навсегда вырванная из родного дома. Но Нерукотворный Дух, открывающий и поддерживающий в Крови Посвящённого Память Источника, превышает каждое мгновение психической боли бесконечной ностальгией Возвращения к Изначальной Родине, Изначальной Гиперборее. И напротив, ностальгия Гипербореи, желание оставить всё и отправиться к Источнику Духа, не остановят ни когти боли, и никакого эффекта не имеет сентиментальная привязанность к адским местам и к материальным объектам Земли.
Альмагро оставил Куско в 1535 году и в конце августа, перейдя враждебное южное плоскогорье, вышел на плато Титикака. Он наступал на пятки Атумуруна и Народу Луны, которые едва успели уйти в авангарде опытных испанцев. Беглецы миновали поселение Чукиабо, теперешний Ла Пас, надолго не задерживаясь, сделав остановку на три дня только в Сукре, или городе Ла-Плата, прежде чем спуститься в долину Кебрада-де-Умауака. Ко всему этому, Альмагро, который собирал на своём пути удивительные новости, что целое поселение переехало в том же самом направлении, поторапливал дни с намерением узнать их судьбу и место назначения, возможно, то были богатые страны Юга, город Цезарей.  Он руководствовался в этой идее тем фактом, что этот народ ушёл согласно осведомителям, ведомый белыми и бородатыми людьми похожими на испанцев, но одетых в превосходное облачение Королей Инга. Для Альмагро было весьма вероятно, что тот народ происходит из Города Золота и Серебра, и что к нему они направлялись.
Однако он никогда не настиг бы их. Караван прибыл в поселение Умауака тридцатью днями раньше, чем Альмагро. Там Люди Камня показали, на что они способны, угрожая местному населению применением магии Атумуруна. Их цель состояла в том, чтобы направить Альмагро по ложному следу. Они должны были повернуть испанцев к Чили, уверенных, что там расположен город их мечты. Сами же они тем временем пойдут совсем разными дорогами: Атумуруна на Восток, к Валье-Гранде Холма Калибур около Жужуй, а Господа Тарсис направлялись к Югу, к Пукара-де-Тилкара, откуда, благодаря стратегической оппозиции, они могли бы ориентироваться на Пукара-де-Андальгала, и оттуда на Пукара-де-Тарси – их цель.
Итак, в Умауаке Атумуруна и Господа Тарсис разошлись «навсегда». Они вернутся, чтобы встретиться в Финальной Битве, когда во главе своих народов вернутся все для сведения счётов с представителями Сил Материи, с последователями Белого Братства, и Избранным Народом. Белое Братство и Боги Предатели, естественно, займут место Верных Богов Духа Человека, возможно место самого Люцифера в Личности. Виоланта и два монаха утонули в ласковых объятьях и расточаемых поцелуях с Лито, Роке и Гильермо. Ни один не мог удержаться от слёз, текущих по их мужественным лицам, хотя они одновременно и смеялись в дикой радости. Наказы Богов были выполнены, и это сейчас было самым важным. Такая же сцена присутствовала и у Атумуруна, которым пришлось попрощаться с их единственной родственницей, Принцессой Quilla, но она была крови викингов, и не нуждалась ни в каком обществе. Наоборот, она желала, чтобы её родственники быстрей оказались рядом с Экстерштайном Большой Долины. С Господами Тарсис для их защиты и охраны Пукары Тарсис, взамен пошли 50 семей Народа Луны. Через неделю, после прибытия, в тот момент, когда Альмагро был в Тарихе, путешественники продолжили путь.

Всё произошло, как и задумали Господа Тарсис. Альмагро был наведён Индейцами на ложный след, и потерял из вида беглецов. После бесплодных поисков на аргентинской территории он направился в Чили, через десять месяцев мучительного путешествия так и не увидев богатой Империи, описанной Писарро. В сентябре 1536 года он со своим измученным и усталым от такого бесполезного предприятия войском, возвратился, в конце концов, в Куско. Тогда было завершено всеобщее восстание, произошедшее в Куско и грозившее свести на нет испанское завоевание. Присутствие Диего де Альмагро привело к бегству тысячи индейцев, и спасло от неминуемой смерти Франсиско и Эрнандо Писарро, что не помешало последнему казнить его в 1538 году, после поражения в битве при Садинас.

Охрана Господ Тарсис и Принцессы Quilla состояла из пятерых Амаута Чёрной Бонете и сорока пяти Quillarunas с их семьями. Амаута пользовались большим авторитетом в Империи инга, и поэтому помех для исполнения их приказов гарнизоном Пукара не было. Все получили приказ оставить свои обязанности и вернуться в Куско, избегая встречи в пути с испанцами, чтобы не попасть в рабство. Испанцы, не владеющие Гиперборейской Мудростью, ничего не могли поделать с теми крепостями, строительство которых было основано на принципах Окружения и Стратегической Стены. В самом деле, хотя они завоёвывали их, они никогда не обращали внимания на менгиры, находящиеся вне крепости, на направляющие камни, которые оставались невидимыми, даже находясь рядом, с ними. Лито Тарсис, всё время ведомый Амаута, оставил позади Пукара де Андальгала, и претерпевал ледяную жестокость Невадо-дель-Aconquija, по другую сторону этого горного массива открывалась Долина Тафи. Приблизившись к Пукара, одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что это то самое искомое место Литическое изображение, которого показывал Камень Венеры в Тайной Пещере Уэльвы. Отчётливо просматривалась крепость, Рунической формы, и вне её кромлех или кастро, внутри которого возвышался мощный менгир Тарси. Позади поток воды небольшой реки омывал бесплодные камни Долины, берущей своё начало с далёкого залива между горами.

Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька
Пукара Тилькара, провинция Жужуй, Аргентина

Вновьприбывшие заняли площадь и занялись подготовкой возможной Магической Обороны. Они проектировали на каменную стену принцип Круга, а над ним проявились бы Руны Вотана. Таким образом, у них была бы Стратегическая Стена, неуязвимая к пространственной и временной Стратегии спящих испанцев. Затем они реализовали бы стратегическую оппозицию против направляющих камней, против менгира Тарси, и вся площадь станет культурно невидимой, и никогда не может быть обнаружена спящими людьми. Как добиться, чтобы такая защита была постоянной? Практиковать Магическую Агрокультуру, наследство белых Атлантов, на внешней площади Стратегической Стены. Зарождаясь, вырастая и дойдя до зрелости, зёрна, генетическая информация которых была изменена властью трансмутации Нерукотворного Духа, не отвечают его архетипической цели, модели, находящейся в настоящих Небесах, но Парадигме, свойственной другому Небу, форме другого Мира. Это неизвестное Небо – то, которое управляет затем Микроклиматом Освобождённой Площади, удерживая её вне визуальной и физической досягаемости Врага.
Такие меры предосторожности не были излишними, хотя Диего де Альмагро не представлял опасности, и конец его, о котором я упоминала выше, был печален, спустя восемь лет появится другой Враг, пришедший с явным намерением обнаружить убежище Господ Тарсис. На самом деле, в 1543 году губернатор Перу Кристобаль Вака де Кастро, осведомлённый о неудачном преследовании, предпринятом Альмагро, решает попробовать ещё раз, снарядив новую экспедицию. Официально это будет выглядеть, как попытка исследования и занятия территории Тукуман, но главной тайной целью будет поиск «других белых» и Города Цезарей. Его доверенный человек Вака де Кастро, капитан Диего де Рохас, испанец из Бургоса, участник завоевания Никарагуа, находившийся в то время в Ла-Плате или Сукре. С 1542 по 1543 год идёт подготовка экспедиции, которая в конечном итоге насчитывала 200 хорошо оснащённых людей, и собираются данные о населении Кебрада-де-Умауаки и страны Тукуман. Рохас, как и Вака де Кастро, подозревал, что Альмагро был обманут индейцами и что «Белый Король» бежал на Юг, в направлении Тукуман. Поэтому, хотя «официально» флот был послан из Перу ожидать их в Чили напротив порта Арауко, Диего де Рохас планировал углубиться как можно дальше на Юг, следуя дорогой беглецов. Он поднимается до плато озера Титикака и спускается к Кебрада-де-Умауаки, встречая постоянное сопротивление индейцев, предупреждённых Амаута Чёрной Бонете о завоевательных намерениях испанцев. Оклоя, умауака, пулары, жужуй, и т.д., беспрестанно атаковали их на протяжении всего пути от Пуны в Жужуй. Однако им удалось достигнуть Чикоаны, в настоящее время – Молинос, там им повезло обнаружить Кастильских куриц, находившихся у индейцев Quilmes, куриц, которые были подарены Принцессой Quilla, что указывало на курс экспедиции, опасно приближавшийся к Пукара Тарси. Присутствие куриц убедило Диего де Рохаса, что в этом районе проживали «другие белые», те в которых поверил Аьмагро, и поэтому он пересёк Долину Кальчаки вдоль, то есть, с Севера на Юг до Толомбон, а затем через Фуэрте-Кемадо до Пунта-де-Баласто, пересекая затем Невадос-дель-Aconquija, чтобы достигнуть высоты Консепсьон Тафи-дель-Валье. К счастью, этот путь увёл испанцев слишком далеко на Юг, и не было необходимости в проверке магической обороны Пукара Тарси, ставшей теперь постоянным местом жительства Господ Тарсис.
Диего де Рохас отважно столкнулся с juríes Тукумана, не получив каких-либо сведений о «Белом Короле», и затем продолжил свой ошибочный марш на юг, исследуя территорию, которая была названа, благодаря Расе её обитателей: «juríes» или Сантьяго-дель-Эстеро, «диагита» или Сальта, Тукуман, Катамарка, Ла-Риоха, Сан-Хуан, и северо-запад Кордовы, и коменчигоны или Кордова. По возвращению из этого бесплодного путешествия, на высоте Салавина в Сантьяго-дель-Эстеро, отважный Диего де Рохас нашёл смерть от ядовитой стрелы диагита, попавшей ему в ногу. Спустя три года после выхода экспедиции, она вернулась в Перу под командованием Николаса де Эредиа, которой, несмотря на потерю Рохаса пришлось затратить год на поиски Города Цезарей в Долине Тафи.

Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька
Каменные Круги в Тафи-дель-Валье, провинция Тукуман, Аргентина
Выше, круги теряются среди растительности. Ниже, другие круги появляются в середине большого углубления, охраняемого Cerro Ñuñorco

Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька

Вскоре, в 1549 году, осуществляется ещё одна попытка, когда Хуан Нуньес де Прадо, воодушевлённый рассказами нескольких членов экспедиции Рохаса, отправляется в Тукуман с семьюдесятью людьми, некоторые из них – Голен. Но они тоже не нашли Город Цезарей. В течение двадцати лет, начиная с экспедиции Диего де Рохаса и до прихода в Тукуман Франциско де Агирре, похожие попытки оказались бесплодны, однако, обладали тем достоинством, что заполнили регион испанскими деревнями и городами. Сан-Мигель-де-Тукуман был основан 29 сентября 1565 года Диéго де Вильярроэ́лем, племянником Франциско де Агирре. Так же как Барко, сегодняшняя Сантьяго-дель-Эстеро, Сан-Мигель-де-Тукуман сменил своё первоначальное происхождение в 1680 году, стараниями губернатора Фернандо де-Мендоса-Мате де Луна с разрешения Короля Карлоса II. Экономический прогресс провинции, имеющий основанием не золото и серебро, которое искали ранние исследователи, а использование земель и рабство индейцев, очень быстро заставил забыть историю Города Цезарей и Белого Короля. Вокруг Пукара Тарси появилось деревня, населённая потомками Quillaruna, но крепость никогда не была обнаружена ни испанцами, ни последующими местными правителями. На этом месте была построена огромная усадьба или место прибывание, которая содержала невидимую Пукара, и которая в итоге была узаконена потомками Лито Тарсис, проникшими в Правительство. Им удалось купить капитуляцию, заплатив золотом инга, хранившими в тайне их путь через Коату. Внутри кромлеха, рядом с менгиром Тарси, на древнем Апачете Волтана, Purihuaca Voltan, покоится Меч Мудрости, ожидающий Знак Литика Финальной Битвы.

Н. Розарио "Тайна Белисены Вилька"
Перевод с испанского С. Большаковой

0

6

День шестьдесят первый

Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька

Итак, Др. Сигнагель, мы добрались до XX века! Мы здесь не по причине неумолимого времени, которое привело нас к нему, а потому, что я решила пропустить 400 лет истории нашего Рода. Я действую таким образом, чтобы приблизить конец письма, поскольку предполагаю, что вы могли устать от чтения, и могли уже понять драму Дома Тарсис и сделать собственные выводы. Как вы знаете, Я веду своё происхождение от Лито Тарсис и Принцессы Quilla, которые основали семью, находившуюся всё время в Пукара Тарси, в Тафи-дель-Валье, провинции Тукуман. В течение четырёх веков было множество Нойо и Vrayas, хранивших Меч Мудрости. Я сама была Vraya десять лет, последние пять вместе с моим сыном Нойо. Итак, Др. Сигнагель, чтобы закончить повествование, следует добавить несколько слов о реакции Врага, который в течение всех этих веков ни на минуту не забывал Господ Тарсис и Меч Мудрости, а также Род Скьёлд.
По-видимому, терпеливое изучение Культурных Записей тысяч Миров Иллюзии похожих на этот, позволило Белому Братству реконструировать достаточно точно шаги, предпринятые Лито Тарсис в Америке. Они знали, что Род Скьёлд направился к Тайной Долине Провинции Жужуй, вход в которую был запечатан Рунами Вотана, и что Лито Тарсис продолжил путь в Тукуман, тем не менее, полностью потеряв следы его дальнейшей судьбы. Пребывая в такой уверенности, Орден Мельхиседека расставил десятки своих лучших агентов в районах, где могли скрываться Люди Камня или в местах, где они могли появиться в Будущем. Меч Мудрости и Корона Коллмана с проклятыми Камнями Венеры явились бы стратегическим преимуществом в Финальной Битве, что никоим образом не могли допустить Демоны Чанг Шамбалы. Но Миров Иллюзии – миллионы, и по всем архетипическим аргументам, рассказам Истории, они развиваются одновременно. Только в одном из этих миров происходит то, что будет Реальным Финалом, когда Господин Войны утвердит его с самого Начала, как и предсказывал Капитан Киев на Сан-Феликс Катамаран. Белое Братство знает, что произойдёт именно так, но априори не может знать каков на самом деле Реальный Мир Господ Тарсис, и поэтому вынуждено было в то время развернуть строй своих адских агентов, Учителей, Жрецов, Посвящённых, на бывшем пути Лито Тарсис, предпринятым им в Америке, и во многих Мирах одновременно. Но на этот раз они постараются избежать «ошибок»: они постановили, что любой знак Господ Тарсис или Скьёлд, должен быть сообщён в Чанг Шамбалу, с этой целью Бера и Бирса лично занимались этим жизненно важным вопросом. И так и будет, Др. Сигнагель: в XX веке, но, равно как и тысячи лет назад в Тарсис, Бессмертные Демоны будут приближаться к бодрствующим людям, чтобы завершить свою жестокую месть. И Их, как и в далёком прошлом, спасёт только Чистая Кровь, Память Источника, освобождающего Нерукотворный Дух. Те, кто имеет ориентированный Дух, возможно умрут  теперь от рук Демонов, как, безусловно, умру и Я Сама, но они могут убить только животное тело в Мире, они могут получить только голую кожу, пустую победу. В конце, когда случится Финальная Битва, и Господин Войны утвердит Реальный Мир Духа, все те, кто умер из-за Духа, будут Живы вне Вселенной Единого, над Силами Материи в то время, пока за нашими спинами развязывается Финальное Жертвоприношение Демонов Души.
Итак, Др. Сигнагель, мы достигли XX века, окружённого со всех сторон агентами Белого Братства. Однако пока Меч Мудрости или Корона Коллмана оставались за кромлехом, Демоны не могли связать их со Временем и не знали в каком мире действовать. Таким образом, мы могли двигаться и оставаться незамеченными, но ситуация изменилась в последние годы, когда Капитан Киев дал инструкции о Финальной Битве присутствующим.
Из Рода Лито Тарсис появились ростки нескольких семей, которые ещё существуют в Аргентине и других странах. Некоторые защищались от Голен, маскируя своё происхождение или отрицая генеалогические связи с Домом Тарсис, но все так или иначе были осведомлены об этой истории. Однако та же самая дистанция держала их в отдалении от Noyvrayado и Гиперборейских Посвящённых. Таким образом, в этом веке только члены моей семьи, которые жили в Усадьбе Тарси, поддерживали Культ Холодного Огня и охраняли Меч Мудрости. И в течение шестидесяти лет, хотя Род более менее не подвергался риску исчезновения, только здесь остался единственный Гиперборейский Посвящённый, который мог осуществить стратегию Богов Освободителей: это Я – Белисена Вилька. Я была вдовой и имела единственного сына, которого отправила в Буэнос-Айрес для продолжения военной карьеры, но я не колебалась в принятии Noyvrayado, когда мой дед, который тридцать лет оставался рядом с Менгиром, умер в 1967 году. Тогда ситуация снова поменялась: хотя в Роду было множество членов, цепь посвящённых грозила прерваться. К счастью, когда мне было 72 года, мой сын Нойо вернулся, чтобы с моей помощью получить Гиперборейское Посвящение и стать подлинным Нойо, Хранителем Меча Мудрости. За четыре месяца, с Июня по Октябрь, он прошёл подготовку, а затем умер и был возрождён как Человек Камня, и стоял рядом со мной, напротив Менгира Тарсис и Меча Мудрости. Он просил о снисхождении Сил, чтобы посвятить себя семейной миссии, но его контакты с некоей националистической группой, членом Службы Военной Разведки помешали ему посвятить себя Охране в полной мере. Дело в том, что Нойо не желал отказываться от того, что он считал вопросом чести, борьбы против подрывной деятельности марксизма, которая в то время потрясла всю страну и нашу Провинцию в частности.
Обладая исключительным знанием района, и точными критериями для подбора информации и оценки Стратегии Врага, он считался теневым мозгом, который помогал срывать планы партизан-коммунистов, стремившихся к власти в тукуманских горах. Его ценная информация, передаваемая товарищам в Буэнос-Айрес, значительно способствовала составлению планов Центрального Штаба для уничтожения партизанской угрозы. Конечно, Я была против этой активной деятельности, по-видимому, чуждой миссии посвящённого, но Нойо каждый раз повторял, что это подрывное движение вблизи Харизматического Центра – верный признак начала Финальной Битвы. И он оказался прав, поскольку вскоре явился Господин Венеры и подтвердил это предположение.

Всё началось в 1975 году, в те дни, когда Армия под командованием Генерала Акдель Эдгардо Виласа погасила последние очаги партизанской войны. Перед Армией стояла трудная задача ликвидации городской инфраструктуры подрывных организаций. Энергичные действия Армии, исполняющей с математической точностью свои планы по уничтожению, предоставили Нойо достаточно времени для выполнения миссии, и он несколько месяцев находился со мной в древнем кромлехе. В один из дней того года, мы глубоко сосредоточились, размышляя о Камне Венеры и Тайне Холодного Огня, наши взгляды были прикованы к Мечу Мудрости, и ни один из нас не заметил существенного изменения, произошедшего с Менгиром Тарсис, расположенного точно за Апачете с Мечом Мудрости. Молочный туман окутал огромный камень, когда мы заметили происходящее, и различить что-то было уже невозможно. Однако, мало помалу вместо Менгира появился телесный образ Гиганта из Другого Мира. Это было двойное явление, поскольку, в Камне Венеры тоже вырисовывалось изображение неизвестного места: это была также Долина, но совсем не похожая на Долину Тафи, которую видел, Лито Тарсис четыреста лет назад. Эту Долину пересекали две Реки, так же, как и реки Тинто и Одиель в долине Тарсис, в Уэльве. К западу от фигуры, ясно был виден холм и вход в пещеру рунической формы на его склоне.
- Грация и Честь, Кровь Тарсис!
– произнёс Гигант, подняв правую руку, изображая Мудру Бала, и мы оба поняли, что это был Капитан Киев, один из Господ Венеры. Капитан Киев, который простился с нашим Родом «до Финальной Битвы»! Возможно, настал тот момент, которого мы жаждали столько веков, когда Боги снова сопровождали людей в их Тотальном Противостоянии Силам Материи? Мы поторопились ответить на приветствие, ожидая с замиранием сердца Его мудрых слов:
- Приветствуем, Капитан Киев!
И Господин Венеры обратился к нам со следующими словами:
- Кровь Тарсис, я приветствую вас от имени Вотана, Господина Войны! И я передам вам Его Слово! Внимание, откройте ваш разум – это уникальная возможность, Кайрос Финальной Битвы! Как это всегда бывает, и не может быть иначе, учитывая адское место в котором вы находитесь, я принёс хорошие и плохие новости для вас. Хорошие состоят в том, что я передаю вам сейчас приказ Господина Войны: это Воля Вотана – Меч Мудрости должен быть перенесён в место, которое сейчас вы увидели в Камне Венеры! Это место – Долина, расположенная в Сердце Аргентины, вблизи Сьерра Уриторко, Сьерра Парсифаль, где Господин Войны в далёком прошлом оставил на хранение свой Посох Власти рядом с Крепостью, возведённой Мудрыми Воинами, которые были известны как «Cacique Vultan». В другом Холме этой Долины, который необходимо найти, находится Тайная Пещера, построенная Белыми Атлантами и охраняемая Рунами Вотана – там и должен находиться принесённый вами Меч Мудрости! Вы можете спросить, почему это должно быть сделано, и я отвечу вам, как говорится об этом в одном из ключевых актов Финальной Битвы: там говорится о связи между Богами и спящими людьми. Господа Тарсис, как и Господа Скьёлд и другие аналогичные Рода – бодрствующие люди, которые всегда обладали Тайной Раскрытия и Камнем Венеры для получения ориентации к Источнику и Гиперборейскому Посвящению. Даже в вашем Роду им было доверено инициировать к Господину Воли и Абсолютной Отваги, Фюреру Белой Расы. Поэтому, вам сложно представить Посвященного Абсолютной Ориентации, Гиперборейского Понтифика способного навести в любом времени и месте нерушимый мост между Тварным и Нерукотворным, между Иллюзорным Настоящим и Реальностью Источника. Такому Посвящённому не требуется никаких дополнительных связей, чем Он Сам для ориентации к Источнику, он является своим собственным «Камнем Венеры» и не может быть дезориентирован или обманут, не может отклонится каким либо образом от своей Стратегической Миссии.
И такой Посвящённый, Кровь Тарсис, уже находится на Земле! Да, Господин Абсолютной Ориентации ждёт, что Меч Мудрости будет помещён в Тайную Пещеру, чтобы привести к Камню Венеры спящих людей, людей, несмотря на то, что они погружены в Иллюзию, проявляющих волю к освобождению Вечного Духа от материальной тюрьмы! Если бы такому контакту между Богами и спящими удалось бы произойти - это неизбежно положило бы начало Финальной Битве на Земле!
Да, этот Посвящённый заложит основы Ордена Строителей и посвятит его членов в Литическую Мудрость Белых Атлантов. Затем, как я уже сказал, он будет учить вас необходимой технике для поиска Камня Венеры, даже если он расположен за Рунами Вотана. Многие станут Избранными, жаждущими Камня Венеры, Врат Иного Мира, но только один среди них будет Нойо. И этот Нойо услышит Язык Птиц и сможет найти вход Тайной Пещеры и объединится с одним из вас и с Мечом Мудрости. С этого момента начнётся Финальная Битва на Земле. Итак, приказ Вотана, означает, что вы должны доставить Меч Мудрости Понтифику, ждущему его, приведя в действие последний этап Стратегии Богов Освободителей!
Кровь Тарсис: я знаю, что вы исполните без колебаний приказ Господина Войны, я обращаю ваше внимание на плохие новости, которые я принёс вам. Прежде всего, учтите, что настоящий Мир, где вы двигаетесь вне кромлеха, находится под постоянным наблюдением со стороны Врага. Будет нелегко при таких обстоятельствах забрать Меч Мудрости из Центра для доставки его в Долину Авалона. Хотя, очевидно, что расстояние будет небольшим, в действительности, если вы не примете надлежащие меры предосторожности, вы никогда не сможете добраться до места назначения за очень короткий путь, который следует пройти. Как только Меч Мудрости окажется вне кромлеха, его Сила будет искажена Пространством и Временем, открывая Врагу, в каком Мире находится Зло, Смерть Души, и туда будут нестись Бессмертные Демоны, чтобы остановить святотатство против Закона Единого. Нет! Если вы не будете действовать согласно Высшей Стратегии Существенной Войны, вы никогда не достигнете Долины Трёх Пиков с Мечом Мудрости!
Теперь я объявлю вторую плохую новость, вы должны учитывать, что ситуация будет ухудшаться по мере того, как пройдут годы до того момента, когда объединение Меча Мудрости и Приказа Одина станет невозможной. Итак, действовать нужно в определённый промежуток времени:  Приказ искать Меч Мудрости и совпадёт с Ним в Кайросе Финальной Битвы. Но для этого, только один из вас пойдёт с Мечом в Долину Двух Рек: другой будет прикрывать уход своего Брата и Товарища, не имея иной альтернативы. При использовании такой тактики риск не станет меньше: тот, кто останется должен привлечь к себе всё внимание Врага, будучи готовым, противостоять физическому и астральному давлению, чья мощь намного превышает обычную выносливость человека. Но вы  - Гиперборейские Посвящённые, Люди Камня, ваше Я изолировано от Души при помощи Рун Вотана, ваш Вечный Дух уже различает Источник, у вас есть возможность сопротивляться и победить. Тот из вас, кто останется, и будет противостоять Врагу, возможно, умрёт в этом Мире. Однако его отсутствие будет недолгим, на время до Финальной Битвы.

На этом дьявольском фоне вам придётся действовать, Кровь Тарсис! Что произойдёт, если вас ожидает успех? В лучшем случае произойдёт тройное совпадение: кроме встречи с Понтификом, Господином Абсолютной Ориентации, может прозвучать, возникнув как раскаты грома, Глас Народа, харизматического Лидера Чистой Крови. Совпадая с вами и Понтификом, в тот же момент, спящие люди начнут просыпаться к реальности Источника, раскрывающем Камень Венеры, харизматический Лидер будет признан всеми, как единственный представитель Королевской Функции, он встанет во главе Нации, поднимая её из моральных и материальных руин, в которые она была погружена заговором синархии. Затем последуют, никогда не виданные ранее дни великолепия. Нация будет провозглашена одной из Духовных Сил Земли. Мудрые Воины и Гиперборейская Мудрость, как во времена Атлантиды будет показана в свете дня, в то время в остальной части Мира люди духа будут спешить прибыть сюда, в то время как Всеобщая Синархия и Избранный Народ готовятся к началу Финальной Битвы. Таким образом, вы должны помнить, следуя Стратегии – Функцию харизматического Лидера. Он признан всеми и признает вас! Если потребуется, вы должны предоставить Ему помощь Гиперборейской Мудрости для успешной реализации миссии, доводя до максимума драматическое напряжение Конца Истории!   
Однако если харизматический Лидер не появится и не совпадёт с Кайросом, Финальная Битва будет столь же неизбежной с момента, когда спящие люди найдут Камень Венеры и обнаружат своё Внеземное Происхождение и призовут Богов для Освобождения Духа. Тогда Верные Боги Духа Человека, поскольку это решено со времён погружения Атлантиды, придут в последний раз для освобождения Гиперборейского Человека. И это падение, эта Финальная Битва во главе с Вотаном, Господином Войны, контролируемая Ама, Девой Агарты, положит Конец Белому Братству и их адской Солнечной Обители, Ключа Калачакры Чанг Шамбалы.
Иными словами, цель вашей миссии – доставка Меча Мудрости в Тайную Пещеру в Долине Сото. Настоящее Время – наименее благоприятно для выполнения такой операции, и поэтому вы должны разработать определённую тактику: один из вас понесёт Меч, а другой будет служить приманкой для Врага, чтобы отвлечь его внимание. Тот, кто будет исполнять первый пункт, должен приложить мастерство и использовать
Путь Стратегической Оппозиции для продвижения с ценным грузом. То есть, сначала вы располагаете сумкой с достаточным выбором lapis oppositionis, или же камнями архетипически неопределёнными, камнями, обладающими неограниченным, бесконечным измерением, полученным изображением Знака Источника, который вы проектируете на них. Посвящённый, поступающий таким образом, будет двигаться стратегическим путём, непредсказуемым для Врага, даже когда Он знает, что Камень Венеры движется между Мирами Иллюзии. Посвящённый будет постоянно изолирован, благодаря Бесконечной Рунической Архемоне, и располагая после каждого участка стратегической дистанции Лабиринта, lapis oppositionis на пути. Таким образом, он оставит неодолимое препятствие для Врага, Камень Преткновения и Отклонения, свидетельство Реальной Бесконечности Вечного Духа, Принцип Нерукотворности препятствия, lapis oppositionis, вызовет абсолютное недоумение Врага: перед ним пропадает возможность связи, все Миры сливаются, Иллюзия становится Единой. И хотя Враг восстановится, и попытается найти след, Гипербореский Посвящённый продвигается вперёд в оппозиции к Силам Материи новым меандром Лабиринта, и помещает другой lapis oppositionis после него. Только так, двигаясь в стратегической оппозиции, и полагаясь на помощь другого Посвящённого, который передвигается одновременно в другом направлении, привлекая к себе внимание Врага, вы сможете доставить Меч Мудрости в Долину Ла Канделярия.
Второй Гиперборейский Посвящённый также понесёт определённые
lapis oppositionis, но будет оставлять их на бОльших расстояниях, предоставляя Время Врагу для следования по его пути, считая, что манёвр осуществляется только одним Человеком Камня, который рано или поздно будет пойман. Конечно, если это случится, если Враг сумеет поймать Второго Посвящённого, операция будет выполнена так или иначе, но никто не спасёт его от кары Бессмертных Демонов. Это риск, которому вы подвергаетесь, чтобы выполнить приказ Господина Войны. Ваше право решать, кто понесёт Меч Мудрости, а кто будет отвлекать Врага, предоставляя возможность, кайрос, чтобы действовать!
Господа Тарсис, я сказал всё, что нужно сказать и по стратегическим соображениям, добавить мне больше нечего. Я повторяю приветствие Вотана и прощаюсь с вами до следующего совпадения в Кайросе Финальной Битвы! Грация и Честь, Кровь Тарсис!
– снова пожелал нам Господин Венеры, поднимая правую руку в Мудре Бала.
Салве, Капитан Киев! – ответили мы, показывая Мудру Бала, которая всегда была тайным приветствием Дома Тарсис.

Н. Розарио "Тайна Белисены Вилька"
Перевод с испанского С. Большаковой

0

7

День шестьдесят второй

Туман исчез, и снова напротив нас появился менгир Тарси. Мы смотрели друг на друга с вопросительным выражением лица, сознавая, что поставлены перед дилеммой. Кто, исполняя приказ, понесёт Меч Мудрости в Долину Кордовы? А кто возьмёт на себя самоубийственную миссию отвлекать внимание Врага? У меня этот вопрос не вызывал сомнения: Я занялась бы тактикой отвлечения Врага. Но я догадывалась, и догадывалась правильно, что Нойо будет против моего решения. Он сказал мне, что более подготовлен для оказания наибольшего сопротивления Врагу, и он бы никогда не сдался. А я должна была нести Меч Мудрости, пока он предпринимал шаги по отвлечению Врага.
Мне было очень сложно, Др. Сигнагель, убедить его, что мой план был стратегически лучше. Поскольку он не был направлен только на охрану Меча Мудрости, но рассматривал весьма вероятную возможность, что Господину Абсолютной Ориентации и его Ордену Мудрых Строителей потребуется также поддержка Гиперборейской Мудрости Дома Тарсис, особый ценный опыт, накопленный за тысячелетия борьбы с Силами Материи. Кто лучше Господ Тарсис мог знать конспирацию синархии Голен, сегодня утверждённую во всех христианских церквях и их манеру действий? А Беру, а Биршу? Кто ещё имеет право, как не Господа Тарсис огласить решение об их истреблении? Согласно моим доводам, которые в конечном итоге были приняты, Нойо будет тем, кто найдёт Тайную Пещеру, и установит в ней, как Нойо Камень Венеры, охраняя его до того дня, когда Гиперборейский Понтифик построит метафизический мост, и Нойо из Ордена Строителей бросится по нему, чтобы соединиться с Богами Освободителями.
Договорившись, кто и какую роль будет исполнять, мы разработали особую Стратегию для выполнения приказов Богов. Идеальная стратегия на котрой мы сошлись, состояла в создании хаотичной обстановки вокруг Тафи, что привело бы к логически непредсказуемым ситуациям, благоприятствующим нашей операции. Так, в ситуации высшей стратегической значимости для нас, но полностью чуждой для стороннего наблюдателя за Домом Тарсис, Нойо просочился бы с Мечом Мудрости, и нашёл путь к Тайной Пещере. Одновременно, Я двигалась бы в противоположном направлении, чтобы отвлечь Врага. Я могла быть быстро обнаружена, но риск был просчитан: важно было выиграть время, достаточное для того, чтобы Нойо добрался до Долины Кордовы. С этой целью мы разрабатывали каждую деталь на всех этапах операции.
Восемнадцать месяцев спустя, в апреле 1977 года, мы уже располагали всем необходимым и согласовывали последние шаги. У нас были две сумки с некими камнями, lapis oppositionis, подходящими для применения стратегической оппозиции. Всё было готово для создания хаоса, как того требовали обстоятельства. Достигнуть этого предполагалось с непреднамеренным сотрудничеством военных сил. Позвольте мне пояснить: для систематизации борьбы против партизан, армия разделила страну на шесть Районов. Район III включал Провинцию Кордовы, Ла-Риоха, Катамарка, Сальта, Жужуй, Сантьяго-дель-Эстеро и Тукуман. В Тукумане, в секторе 113, охватывающем район нашей Фермы, командующим был капитан Диего Фернандес, верный Камрад моего сына. Вдобавок, Нойо добился, чтобы была организована гигантская операция оккупации в секторе Тафи-дель-Валье в середине апреля 1977 года. Цель операции – попытаться уничтожить колонну E.R.P., Народно-революционной армии, действующей здесь при поддержке некоторых жителей, принадлежащих к P.R.T., революционной партии трудящихся. В эту чёрную ночь для коммунистов, Армия будет обладать несколькими часами свободной зоны, во время которых будет отключено электричество, и подразделения будут развёрнуты в Тафи-дель- Валье и близлежащих городах для захвата мятежников. Они двинутся в путь под страховкой белых, на самом деле агентов подрывной деятельности и солдат нерегулярной армии, большинство из них были указаны Нойо. Именно поэтому Нойо просил тактического захвата, ареста и обыска в нашем доме, чтобы симулировать его задержание. Он утверждал, что «это отвело бы подозрения Врага». Когда всё было готово, решили, что Диего Фернандес лично займётся его фальшивым арестом для предотвращения недоразумений и ошибок, которые могли появиться при вмешательстве других военных, и гарантии его немедленной свободы. Свободу, которую Нойо использует для исчезновения «во времени».
Конечно, этого всего не случилось бы, если бы Нойо, ушедший с Мечом Мудрости не был бы готов больше никогда не возвращаться в Тафи-дель-Валье. Но этого не знали его армейские Камрады. Согласно особой практике репрессий, которую использовали Вооружённые Силы в противодиверсионной войне, они никогда не применяли приказы поиска или хотя бы Правосудие в ночных облавах, типа осуществленной ими в Тафи-дель-Валье: подозреваемые были просто похищены, чтобы затем быть объявленными, как «пропавшие без вести». Таким образом, на следующий день после операции, Нойо фигурировал в качестве одного из «200 пропавших без вести в Тафи-дель-Валье». Для того, чтобы начать играть свою роль, Я подала заявление, и предстала перед Судом вместе с другими родственниками пропавших без вести. Правовая защита, как это было принято, отклонила обращение, поскольку судьи придерживались официальной методологии или боялись увеличения зловещего списка без вести пропавших. Так и вышло, я не получила официальный ответ о местонахождении своего сына, и стала двигаться согласно своим расчётам, сначала медленно и скрытно, а потом воспользовавшись стратегической оппозицией, быстрей, пока не исчезла совсем.
К отчаянию Врага, который вскоре шёл по моему следу, в определённых местах я исчезала полностью, и появлялась, благодаря «искусству магии» в местах иногда очень отдалённых. Двигаясь вперёд и возвращаясь к своим следам, постоянно приводя в замешательство тех, кто следил за мной, я появлялась то в Жужуй, то в Тафи-дель-Валье, затем в Боливии, а потом снова в Тукумане в течение нескольких часов, если время служило каким-то ориентиром в той магической войне, которую я вела. Кроме того, Враг был неспособен определить Мир, в котором я находилась в каждом данном моменте. Если он сталкивался с lapis oppositionis, например, могло произойти то, что, продолжая идти по пути, по которому якобы прошла и Я, он попадал в Тафи-дель-Валье, где никогда не жила семья Вилька, или Белисена Вилька, которая никогда не была замужем и не имела детей, или Мир, в котором не велась подрывная война и т.д. Но, и, тем не менее, Я позволяла себя обнаружить, привлекая внимание Врага, хотя каждый последующий раз давался мне всё  труднее и труднее. В это время Нойо спокойно продвигался к Тафи-дель-Валье.

Во время одного из неожиданных возвращений в Тукуман, индеец – потомок народа Луны, служивший мажордомом на ферме, сказал мне о том, что капитан Диего Фернандес хотел видеть меня перед уходом из Района III, поскольку им дали новое место назначения. Я связалась с ним по телефону, и мы договорились о встрече в парке Эль-Кадильял, где между нами состоялся следующий разговор:

- Добрый день, сеньора – приветствовал Капитан.
- Добрый - лаконично отвечала я.
- Вы и ваш сын, мой добрый Камрад Нойо, вызываете у меня беспокойство, сеньора Белисена. Вы должны мне сказать, где он находится. Или предупредить его, чтобы он немедленно связался с нами. Многое изменилось за эти годы, очень важно, чтобы он знал об этом.

В ответ я неопределённо пожала плечами, не готова ни подтвердить, ни отрицать ничего, но оставалась внимательной к информации, которую могла получить от офицера: Я тоже участвовала в «операции», выполняя чрезвычайно сложный манёвр Существенной Войны, о котором солдат не мог и мечтать. Дисциплина, свойственная этой Войне, требовала не доверять всем и каждому, даже Камраду моего сына. Все не Посвящённые люди могут быть преданы своей Душой, доминирующей в них эмоционально и превращая в инструмент Демиурга Иеговы Сатаны. Я не могла подвергаться никакому ненужному риску. Однако, Др. Сигнагель, теперь по прошествии времени, могу вас уверить, что Капитан Диего был искренним в разговоре со мной, и Нойо не ошибся, доверившись ему.

Убедившись, что я ничего не скажу, Капитан с напором продолжал:

- Вы должны понять всю важность моих слов, сеньора Белисена. Я думаю, вы осведомлены, что исчезновение вашего сына было подстроено. Я провёл серию операций, ворвался на вашу Ферму, и взял его под арест. И Я позволил ему бежать несколько часов спустя. Он был одним из наших тайных агентов, а, кроме того, Офицером Армии, и случай задокументирован в Разведке: существует мой доклад Командующему G-2 о том, что произошло той ночью, а, кроме того – документы, предшествующие операции, откуда известно, что Нойо был одним из наших. Исчезновение было необходимо для тактического прикрытия, но не было причин для неоправданно затянувшегося отсутствия, Сеньора Белисена Вилька. Он уже должен был вернуться или связаться с нами, времени для этого было достаточно. И я не скрываю от вас, что сейчас его ситуация крайне осложнилась. Вы, сама, Сеньора Белисена, подвергаетесь смертельному риску в связи с вашим поразительным решением начать самостоятельные поиски вашего пропавшего сына! Он не понимает, что при таком раскладе он позиционируется на стороне повстанцев, что может быть открыто обозначено как таковое?

Видя моё неизменное выражение лица, капитан вздохнул, и продолжил свои предупреждения:

- Вы должны сознавать, что все знают о судьбе, ожидающей этой ночью вашего сына. Правда, её знают только группа офицеров разведки. Но они не говорят, и не скажут об этом, поскольку, если сделают это – подвергнут Нойо верной смерти от рук подрывников, так как даже наша разведка пропитана ими. Но вы, с вашими абсурдными действиями, попали в поле зрения других разведывательных служб, включая даже наблюдение членов наших собственных сил, игнорирующих истинные факты. Посмотрите, какой образовался теперь дьявольский сюжет: если мы храним молчание, чтобы защитить Нойо, нашего Камрада, то рискуем жизнью его матери, вследствие продолжающейся путаницы никто не знает, какие меры могут предпринять оставшиеся Группы, работающие на Севере, а если мы будем говорить, мы спасём его мать, но подвергаем опасности Нойо, что потребует, действительно его исчезновения для восстановления потерянной безопасности, возможно, нужно будет навсегда изменить личные данные или искать убежище в другой стране. Теперь вы понимаете ситуацию, Сеньора Белисена? Мы хотим знать, что нам делать, всё, что мы сделаем, мы сделаем быстро, в срочном порядке, как я уже говорил раньше, поскольку ситуация резко изменилась в худшую сторону для приверженцев национал-социалистической идеологии, в том числе и конечно, для Камрада Нойо.
Да. Тогда я решила дать конкретный ответ Капитану. Его красноречие заставило меня оценить ситуацию с другой точки зрения, и понять, что она будет иметь катастрофические последствия для нашей Стратегии, ситуацию, которую Камрады Нойо пояснили и показали, что произошло в ночь его исчезновения. Я при каждом случае и перед любой публикой неизменно утверждала, что мой сын Нойо «был убит Силами Репрессии». Враг не сможет с уверенностью ни утверждать, ни отрицать этого, тем более что в то время происходили тысячи случаев бесследного исчезновения людей, похожих на случай Нойо. Но Камень Венеры двигался, как воспринималось Богами Предателями, и одновременно происходило моё переменчивое движение по разным Мирам Северной Аргентины и другим странам Южной Америки. И только это могло использоваться в Стратегии против планов Белого Братства, Стратегии, которой Демоны надеялись противостоять ещё четыреста лет назад. До сих пор они так верили в это, что полностью игнорировали манёвр Нойо. Однако всё рухнет, если военные прояснят этот случай, и Врага осознает, что произошло после похищения. Не перестав преследовать меня, они переориентировались бы на поиск Нойо, и поставили бы под угрозу стратегическую цель его миссии. Таким образом, мне нужно было сделать так, чтобы военные молчали. Нужно было потянуть время, поскольку из слов Капитана вытекал вывод, что срочность обусловлена изменением, промедление же делало любые разъяснения невозможными. Конечно, были бы изменения политики, объявленные Капитаном Киевом, которые погрузили бы Нацию в экономическое и моральное разрушение, связали бы её, она оказалась бы с кляпом во рту в руках Международной Синархии.
Пытаясь развеять беспокойство Капитана за мою судьбу или состояние Нойо, я ответила, став вдруг разговорчивой:
- Ваши опасения о моей судьбе или будущем Нойо необоснованны – заявила я.
Конечно, я преувеличила свою роль, теперь я это ясно понимаю – я лгала – и я вам обещаю, что с сегодняшнего дня я прекращу это делать. Что касается Нойо, уверяю вас, с ним всё хорошо, хотя я не знаю, где он находится. Мы общаемся при помощи секретной почты, и я без сомнения сообщу ему всё, что вы мне сказали. Нам придётся подождать некоторое время, но я уверена, что сведения, в которых вы нуждаетесь, вскоре появятся. Таким образом, я предлагаю вам не предпринимать новых шагов, а дождаться результатов, предпринятых мною мер. Однако я хотела бы знать что-то конкретное о неблагоприятных изменениях для нашего дела, упомянутых выше, чтобы обосновать Нойо важность призыва.
- Я нахожу это разумным, Сеньора Белисена – ответил с надеждой Капитан – поэтому, я предоставлю информацию, которую вы просите. Вопрос очень прост: националистические и патриотические силы, мобилизованные на защиту нации, оказались предателями из высшего эшелона Правительства Власти. Верховные Главнокомандующие Вооружённых Сил заключили пакт с тайными организациями Всемирного Правительства, и решили сдать страну для финансового грабежа, который уничтожит экономические основы общества. В то время, пока разрабатывался и осуществлялся этот зловещий план, единственные национальные силы способные реагировать, были вовлечены в борьбу против повстанцев, чьих подлинных главарей никто не знал в лицо. Этим могла быть достигнута только дискредитация Вооружённых Сил и нейтрализация их будущих реакций. Мы победили в военном отношении, но нам неминуемо нанесут поражение на политической арене, поскольку экономические проблемы – следствие монетаристской и синархической политики, разрабатываемой Правительством, являются причиной беспамятства общества о достойных целях нашей борьбы и обвинения нас в последующей нищете, реальности, овладеющей ими, с которой они будут сталкиваться ежедневно в своих карманах и желудках.

Капитана Фернандес быд явно вдохновлён, и время от времени его слова напоминали мне слова Капитана Киева. Тогда, в конце 1979 года, всего через два года после его появления в Кромлехе Тафи-дель-Валье, не только его предсказания были исполнены полностью, но существовали просвещённые умы, способные понимать реальность, а также обнаруживать планы Врага.

- Но это ещё не всё – продолжал Капитан Фернандес. Самое страшное состоит в том, что завершившаяся противодиверсионная борьба в военной области, единственное поле, куда нам было разрешено вмешиваться. Правительство считает, что националистические группы Вооружённых Сил представляют собой потенциальную опасность для синархических планов, и постановило их окончательное уничтожение. И это наступление уже началось с идеологическим отбором лучших специалистов разведывательных служб в противодиверсионной борьбе, их изоляции с целью настоящих и будущих чисток, и даже их убийств, выполненных членами иностранной Разведки, специально привлечённых для этого. Так мало помалу появились синархические группы в службе Разведки, с квалифицированным персоналом, или непосредственно на службе агентами Израиля (Моссад или Шин Бет); США (ЦРУ или ФБР); Советский Союз (КГБ или ГРУ) и т.д. И это эти организации преследуют вас, Сеньора Белисена. Именно поэтому нужно срочно прояснить ситуацию, насколько это возможно, вполне вероятно, что в скором времени наши Камрады будут полностью нейтрализованы и удалены из действующей Службы, чтобы позже быть подло проданными тем же подрывным силам, против которых мы боремся все эти годы. Мы думаем, что Правительство планирует передать Власть политикам социал-демократам или социалистам, которые позволят левым приобрести свободы и достаточно власти, чтобы уничтожить моральные резервы Нации, сконцентрированные в Вооружённых Силах. Однако эти люди, которые, в конечном счёте - сипаи на службе Синархии, будут поддерживать экономическую политику либеральных монетаристов, которая подчинит Нацию моральной зависимости и социальному распаду. В таком же положении, как и Я, находясь в отставке без объяснения причин с очевидным намерением быть устранённым от дел через короткий промежуток времени, или в положении даже худшем, находятся мои остальные Камрады. Таким образом, назревает необходимость действовать сейчас или подвергнуться риску, что ситуация с Нойо навсегда останется невыясненной или может случиться так, что вы будете атакованы какой либо из новых групп Разведки, которые действуют теперь с полной безнаказанностью и отвратительным отсутствием чести, обычно преследующих и казнящих националистов, нежели известных агентов марксизма. Я надеюсь, что теперь всё понятно, Сеньора Белисена, и вы имеете возможность установить быстрый контакт с Камрадом Нойо, чьи ценные рекомендации также очень важны для в этот ключевой момент.

- Всё более чем понятно, капитан Фернандес – отвечала я - будьте уверены, что я буквально передам ваши слова моему сыну Нойо, делая скидку на то, что он не сможет приехать к Вам.

На этом мой разговор с капитаном Диего Фернандесом закончился. Капитан ушёл, готовый ждать, и убедить своих Камрадов в ожидании любого возможного известия о без вести пропавшем в Тафи-дель-Валье.
Остальная часть истории уже известна вам, Др. Сигнагель. Я была далека от того, чтобы исполнить обещание, данное капитану Диего Фернандесу, продолжая стратегическое движение на Севере Аргентины, в Боливии и в Перу.  Я прошла несколько раз маршрутом Лито Тарсис и Атумуруна, осознавая, что это ещё больше привлечёт интерес и полную уверенность Белого Братства, что это и есть посланец с Мечом Мудрости. По этой же причине я прошла путём Татаинга в Жужуй, и направилась в сторону Сьерро Калибур. В том числе, два раза я спускалась в Валье-Гранде, и созерцала Экстернштайн, но не осмелилась пересечь Рунические Врата. Во время одного из таких путешествий я попала в ловушку Голен, и приняла яд, ослабивший мою волю и помешавший мне продолжать развитие Стратегии. Затем я была арестована боевой группой Шин Бет, состоящей из Раввинов-Посвящённых Высшей Каббалы, Жрецов, созерцавших в Израиле Сефер Ичен и знающих всё о Жертвоприношении Огня. Они входили в состав, как и предсказывал Капитан Фернандес, параллельной Службы разведки, имеющей членов в Вооружённых Силах Армии и Флота, военно-воздушных силах, в органах Госбезопасности, в Министерстве обороны и т.д. Их мобилизующая власть была абсолютной.
Я пришла в себя в жалком жилище народа Kâlypampa, находившегося напротив национального парка с таким же названием, неподалёку от Сьерра Калибур. Там мне дали наркотик, подмешанный в патоку для подслащения кофе. Эффект мгновенно оказавший действие в моём теле Гиперборейского Посвящённого был неописуем, настолько невероятным, что вы не можете себе это представить, поскольку не знаете, как ведёт себя разум, способный обладать сознанием сразу в нескольких Мирах одновременно.[/i][/b] Более того, скажу я вам, дело в том, что наркотик, идеальная форма архетипического пчелиного мёда, произвёл ускоренный процесс духовного укрепления, это была потрясающая инъекция энергии для инстинктивной воли Души, которая в Гиперборейских Посвящённых обычно доминирует, благодаря неукротимой воле Нерукотворного Духа. Эта неожиданная эволюция Души вызвала деградацию крови, ослабив Знак Источника, присутствующего в Чистой Крови, обновив физическое тело, которое таким образом потеряло способность двигаться независимо от Времени, и синхронизировало все свои биологические часы со временем этого Мира. Я стала добычей культурного контекста, крепко державшего реальность этой деревеньки в Жужуй. Естественно я пыталась бежать любыми способами: [b][i]lapis oppositionis уже не служил мне, поскольку я потеряла внешнюю ориентацию к Источнику, и не могла применить стратегическую оппозицию. Но я не смогла уйти очень далеко. На выходе из провинции Жужуй я уже была в руках агентов Шин Бет. Они доставили меня во францисканский Монастырь Нашей Богоматери Чудес в Сальвадор-де-Жужуй, где большинство священников, как представляется, было под их началом. В мерзком подземелье, времён колонии, я была подвергнута допросу с пристрастием, во время которого мне вводили различные виды наркотиков. Вопросы были малочисленны и конкретны, и всё время одни и те же. Где находится Внеземной Камень? Что случилось с моим сыном Нойо? Куда я направлялась? Под чьим началом я нахожусь? С кем я контактировала, с каким Посвящённым, участвующим в операции, или действовала я самостоятельно?
Одним словом, Др. Сигнагель, я думаю, что в конечном итоге, я призналась во всём, не в состоянии противостоять эффекту наркотиков, мешавшему мне представлять Знак Смерти, при помощи которого при иных обстоятельствах я могла быть бесчувственной. В любом случае Нойо уже был в безопасности в Тайной Пещере: я почувствовала это через некоторое время, получив подтверждающие знаки Богов. Я пала, но Стратегия восторжествовала! Приказ Господина Войны был выполнен безукоризненно, и ничто со стороны Дома Тарсис не препятствовало Финальной Битве! Сейчас недоставало только одного, чтобы Гиперборейский Понтифик, Господин Абсолютной Ориентации и его Орден Мудрых Строителей нашёл Меч Мудрости, а это уже было не в наших руках.
Как вы понимаете, эти соображения относятся к настоящему времени. В тот же ужасный момент, когда моя воля была бессильна властвовать над языком, я испытывала невыразимые страдания: моё достоинство Гиперборейского Посвящённого было унижено, и я чувствовала себя как предатель, в непростительном отсутствии чести – невольное признание, которое они вытянули из меня. Хотя такая возможность была предусмотрена нами. Но в тот момент я просто хотела умереть, в то время как проклятые Раввины, во что бы то ни стало, хотели оставить меня живой. Я мало подвергалась пыткам физически, поскольку все их действия были направлены на подчинение и разрушение моей психики. Они не собирались меня убивать, и чётко дали понять мне это, моё тело было неприкосновенным, как тело Рудольфа Гесса. Да, Др. Сигнагель, меня берегли для Ритуала Жертвоприношения, которое должны были осуществить Бера и Бирша лично.

Н. Розарио "Тайна Белисены Вилька"
Перевод с испанского С. Большаковой

0

8

Светлана Большакова написал(а):

Более того, скажу я вам, дело в том, что наркотик, идеальная форма архетипического пчелиного мёда, произвёл ускоренный процесс духовного укрепления, это была потрясающая инъекция энергии для инстинктивной воли Души, которая в Гиперборейских Посвящённых обычно доминирует, благодаря неукротимой воле Нерукотворного Духа.


По смыслу должно быть наоборот: "наркотик произвёл ускоренный процесс душевного [т.е. не духовного, антидуховного] укрепления, это была потрясающая инъекция энергии для инстинктивной воли Души, над которой Гиперборейские Посвящённые обычно доминируют благодаря неукротимой воле Нерукотворного Духа".

В данном тексте Душа (Alma) и гиперборейский "Нерукотворный Дух" - противостоящие друг другу сущности.

0


Вы здесь » ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление » Устройство Вселенной » Нимрод Розарио Тайна Белисены Вилька