Стихи о жанре поэтической видеоимпровизации

Не так давно для поэта получение доступа к печатному станку являлось вопросом жизни и смерти в литературе. Электронная эпоха ставит под сомнение толстые журналы с советскими названиями. Новейший жанр поэтической видеоимпровизации вопрошает поэзию Золотого и Серебряного века, развивая тему пушкинского Импровизатора из “Египетских ночей”. Его своеобразие не только в насыщенности стихов непредугаданными ассоциациями с поэзией прошлого, но прежде всего в предвоплощении инобытия в нашем мире и развитии “шестого чувства” (Н. Гумилёв). Ели обычно поэт склоняется над бумагой, затворившись от окружающего мира, словно становясь “немым и глухим”, внимая голосу Музы, то поэт-импровизатор, записывающий произведения перед видеокамерой, является объектом пристального наблюдения не только вдруг обративших на него внимание прохожих, окон, вертолёта, птиц и животных, но также высших потусторонних сил, духов, эльфов, привидений, чьих-то грёз. Любой человек и предмет может выступать персонифицированным образом лирика, отражая его душу. Видеопоэт ощущает на себе все эти взгляды и, поистине, то Око, которое записывает его изречение, принадлежит не только камере смартфона, и в этом одна из характерных особенностей жанра, о котором также слагаются традиционные, доверяемые бумаге стихи, являясь отражением сознания поэта, попыткой понять этот ускользающий взор извне некого Хроникёра вечности. Бесовидение - также одна из характерных черт нового жанра, продолжающего метод многомерного видения в «Бесах» А. Пушкина. Поэтому мне хочется представить некоторые стихотворения, своеобразно раскрывающие некоторые экзистенциальные моменты души, находящейся в объятиях лепестков камеры, символизирующей взгляд инобытия в наш мир ради его просветления и пересотворения. Насколько жива эта камера, насколько поэт, внимающий потоку высшего сознания, и даже пророчествующий о его имени, остаётся самим собой? Кто является элохимом, первопричиной такой видеолепки? На это трудно ответить, используя логический ряд в эпоху пробуждения “уснувших бурь” (Ф. Тютчев). Лучше обратиться к литературным образам, наклонившимся над быстрым ручьём отражений. Стихи о видеоимпровизации – антитеза к сочинённым перед объективом экспромтам, представленным мной на ютубе, а синтез - вечно возвращающийся и обновляемый софийный Дух.

***
В огранке Пушкинской метели
Мелькают люди и столбы
Он узрел бездну в бренном теле,
И отрешённые гробы,

Что по весне пойдут по Невке,
По Волге, Волхову, Пскове.
Качается хоругвь на древке
И Лик мерцает в синеве,

За снегопадом провиденья,
И снится Пушкинской строкой
Видеоселфи воскресенья,
Где он обрёл земной покой.

***

Время сжимается в гиперпространство -
Этот секрет я узнал наяву,
Видеоселфи подобие транса,
Речь, перетопленная в Неву,

В гиперболический отзвук заката,
В непрекословную волю небес,
Словом душа на запястьях распята,
Видеогвозди предчувствует лес,

Током охваченный, сердцебиеньем
Белок, ворон и щемящей листвы,
Так мир становится стихотвореньем,
Запечатлённым в зрачках синевы.

***

Что если селфи - чёрная дыра
Провал исчезновения в грядущем?
Глазок не остывает до утра,
Забытых пересчитывая в кущах,

И в кадре не проявленных из снов,
Под их диктовку пишутся терцины,
Водоворота предрекая зов,
И диафрагмы шторки триедины,

Храня от нас потусторонний свет,
И не впуская души вне созвучий
В чистилище, и затворив сонет
В гранатовом вине закатной тучи.

***

Слагающий хайку паломник
На матовом поле реки
Лугу разглядел, как любовник,
Сквозь лунку, зиме вопреки.

Селена диктует трёхстишье,
В бездонности запечатлев
И полдень морозный, и мыши
Летучей полёт, и напев,

И хокку трёхкрылое к бездне
Земного поэта Басё.
Пусть не было видеоселфи,
Луною записано всё.

***

Над листопадом
Плавников глаз осетра
Пока бесстрастен.

КРЕЩЕНИЕ ВИДЕОИМПРОВИЗАЦИИ

От Сафо до постсоветских бардов,
От Державина до немоты
Лирика приотворяла бардо -
Бездну среди снов и красоты.

Промежуток заполнял словами
Скайльд или пиит-предметофил,
На бумаге начертав овальный
Пропуск в пирамиду дрозофил.

Селфи, просиявшее на грани
Мира и узоров бытия
Расцветает файлом на экране,
Се - поэзия, почти ничья.

Автор - композитор и забавник,
Скоморох и ладный человек.
Жанр мерцает жаром из купальни,
Где вода живая в створах век.

***

Автопортрет с людьми или в пейзаже,
С деревьями, с хрипящим сквозняком,
В берете Рубенса, с  бездонной стражей,
Снимаемый открыто и тайком,

Где строфы - отголосок своеволья
Бессмертных на пиру иных времён.
О Селфи! Подступая к изголовью,
Рифмуешь хор души и дальний звон.

По ком звонят невидимые стражи?
Стремись за Рубикон, земной поэт,
Рифмуя в поезде иль экипаже
С глазком видеодуха - горний свет.

ДЕЛЬФИНАРИУМ

Тень ли бежит от проектора дальше
За полотно по недрёмной стерне?
В детстве кино так снимали без фальши,
Взрослым показывать, детям и мне.
 
В роли открытого кинотеатра
Двор выступал и простые скамьи,
Где полотно просияло от фарта -
Нас научить утешенью в любви

К миру безбрежному, к бездне певучей,
К сизым от ранней зимы проводам, -
Кажется мне, в эту пору из тучи
Селфи задумал причастный богам.

Нет уже прежнего амфитеатра,
Небо, суглинок, пророчащий гул,
Некто, предрёкший мне волю азарта
К автопоэзии - в кадре мелькнул.

Скрылся дельфином в прародину - Дельфы,
Ум и наитье даруя слогам,
Рифме мерцающей хрупкого селфи,
Тайну прозренья приблизивший нам.

***

За камерою проступает лик,
Глядящий из прообраза былого,
Меня снимает Я или двойник,
К которому струится бездны слово?

Не различаю - Аз или вне-Я
Диктует строки не бездушной цифре,
Но страждущему глазу бытия
Вобрать весь мир и воплотиться в мифе

О коронации духовных сфер,
Вместивших чаянья таимых вер
В ничто, в обман, в развоплощенье нас,
Для воскрешения из ритма фраз.

***

Проталина видеоселфи -
Портал ли в заоблачный порт?
В ретортах слагаются эльфы
И роется истины крот.

Кругом и во сне лабиринты,
Сан-Спирит пропитан листвой,
Неубранной, жалкой, сердито
Вбирающей замысел твой,

Тебе не подвластный покуда.
Продюсер извне пригласил
Актёра, гримера, Иуду,
Спасителя плазменных сил.

Не веришь трёхглавому лику?
За вспышкой последует боль
Орфея, зовя Эвридику,
Он выплачет горную соль.

То ангел, то демон клубится,
Пока зажигает глазок
И воздух, пытающий лица,
И бездну, дающую ток.

***

Что плоть, что дух и что душа?
Звезда двойная,
Искрящегося типажа
Прообраз рая.

Не двойники, но отраже...
ни я, ни бездна
Не ведаем о мираже,
Где даль воскресна.

Он - третий глаз, мой вечный дух,
Основа селфи,
И репортёр читает вслух,
Провидя верфи,

Где новый строится фрегат,
Салюта блёстки,
Меня снимает вечный брат
На перекрёстке

Между небесным и земным,
Там снов дорога
Потрескивает голубым
Свеченьем Бога.

***

Толмачествуя в облаках
Перевожу подстрочник бездны,
Не растворяемый в веках
Сонет, эпохе бесполезный.

Язык небесный прост и юн,
А вы пронизаны рекламой
Материи безводных струн,
Озвученные мелодрамой.

Когда окрест несёт река
Потоки звёздного экспромта,
Ковшом черпай её, пока
Грааль сверкает Геллеспонта.

***

"Веко золотое,
Веко серебра".
"Перестань, пустое -
Их прошла пора,

Им не воплотиться
В новые стихи".
"Но пронзают птицы
Бывшие грехи,

Карму человека
Очищают вновь
Золото вне века,
Серебро-любовь"

Очи приоткрыты
Скорби и огня:
С вечности мы слиты
В зазеркалье дня.

***

Не плазменный рубин Циклопа,
Не в дельте яблочный топаз,
Не адаманты телескопа,
Нас видит из бессмертья глаз,

Запечатлевший шар хрустальный
В преображении высот,
Когда мы в толчее вокзальной
Провидим яд незрелых сот.

Но лишь приблизим созерцанье,
Включив свечение стекла,
Стихия грянет мирозданья
И лица обратит в чела.

***

В селфи мирозданья
Приглушённый крик,
Шёпот ожиданья
Взорванных вериг,

Снов освобожденье
И распады вне
Вечности броженья -
Всадник на коне,

Голоса исподних
Шашечных миров,
Шахматы голодных
В дрёме полуснов,

Отраженье духа
В зеркальце души,
Если сядет муха -
Парка - не греши

На судьбу дневную,
Слепоту весов.
В Селфи зарифмую
Скрежеты часов,

Рокот метронома,
Вопль изнутри.
В откровенье грома
Зрак извне не три.

Колокол ли тело?
Синева ли звук?
Смотрит оробело
В камеру паук.

10 ноября 2019 г.

Человестника библиотека
Озаряется линзой извне,
Колоннада сердечного о света
Для прогулок в моём полусне.

Только включишь опору сознанья,
Обратив на лицо витражи,
Заклубятся и силы дерзанья,
И невидимых крыл виражи

Ради строчек хрустальнейшей яви,
Мной прочитанный древним богам.
Только ангел пророчащий вправе
Стать незримым в листве амальгам.

10 ноября 2019 г.

КАМЕНА ВИДЕОСЕЛФИ

В каждом окне свеча
В пламени бездны знак,
Чаши легка парча,
Где перелай собак.

Времени здесь отлив
Бездна стучит во дно,
Каждый судьбы извив
В черновиках кино.

В кубке дома расплавь,
О, неземной зрачок,
Многоэтажек явь -
Каменный светлячок.

10 ноября 2019 г.
Гипермаркет

***

Идеоселфи струится вовне,
Кто-то снимает меня на коне,

Красном, из детства, что лопнул по швам,
И растворился во снах телеграмм.

Помню деревню под Курском, где я
Всадника в белом снимал и коня,

Вишни цвели, опадающий свет
Приотворял нелюдимый завет,

Чтобы в грядущем, где с вами сейчас
Алого всадника с бездною связь

В видеоселфи шепталась другим,
в импровизации, бледной, как дым,

Солнце бросало огни сквозь листву,
Я срифмовал и коня наяву.

ПАРК

И мириады душ мерцают мне,
Оркестр - фоном для импровизаций,
В них пыл кузнечика и тени на стерне,
И птичье эхо вне субординаций.

Чешуйками приотворённый свет
Между деревьев сходит снам в ответ,
Когда слагаю оды или стансы,
Терцинами зеркал ловя альянсы

Между словами, синевой и дятлом,
Стучащим в ствол  - на деле - в отчий рай,
Чей призывает ритм - в себя вступай,
И обходи людей в волненьи мятном,

Да не смущай их на краю отчизны
Ни звуком, ни нацеленностью линзы.