ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление » Мелос Памяти » Мелос Памяти. Главы из книги


Мелос Памяти. Главы из книги

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Мелос Памяти. Главы из книги

2

ДРЕВО

«Есть во всём этом перевоплощении тонкая ирония, поскольку две личности некогда такие близкие, такие единые, через пять тысяч лет не могут сразу признать друг друга, и должны теперь относиться друг к другу, как два незнакомца, почти с досадой, натянуто, что непостижимо до определённого момента».

Девушка устало прислонилась к старому дереву, растущему в центре небольшого, но шумного северного городка. Корнями дерево уходило в маленький квадратик земли, ограниченный асфальтовым поребриком. Это был старый тополь с корой, покрытой трещинами, будто глубокими морщинами, прорезывающими «кожный» покров древа.
Она гладила шероховатую и грубую от времени и природных невзгод кору, проникая тонкими пальцами в глубокие трещины, чувствуя все их неровности и щербинки.  Думать ни о чём не хотелось, усталость брала своё, вот-вот должна была подойти нужная ей маршрутка, чтобы довезти её до дома.

Вдруг, среди городского шума, словно издалека, ей послышался не то шёпот, не то голос, повторяющий что-то снова и снова. Она оглянулась, нет, рядом никого не было, а люди, молча стоявшие поблизости, не проявляли к ней никакого интереса. Девушка прислушалась… нет, ничего нет, вроде показалось… Она ещё раз огляделась вокруг, но ничего и никого, заслуживающего внимания не обнаружила. Явно показалось… И тут она снова услышала, доносившийся откуда-то шёпот, теперь она смогла разобрать слово: МЕЛВЕХ. Снова и снова она прислушивалась, пока не поняла, что с ней разговаривает старый тополь. «Ты из Рода Мелвех…» - шептал он ей. Воздух вокруг был неподвижен, ни ветви, ни листва не шевелились. Но снова и снова тополь повторял ей: «Ты из рода – Мелвех». С трудом запомнив никогда не слышанное до этого слово, она отступила от дерева чуть назад, перед её взором проносились теперь уже знакомые с раннего детства обрывочные картинки:

Древняя Яжья земля, река Навья, уносящая…

… Девушка и юноша, крепко взявшись за руки стоят на краю огромной пропасти, разверзшейся там, где теперь возвышается Казанский собор. Посмотрев друг на друга и еле заметно ободряюще кивнув головами, они вдруг оттолкнулись от края бездны и прыгнули в огромную, страшную и тёмную яму. Несколько секунд можно было наблюдать их стремительный полёт вниз, а потом всё исчезло … Перед девушкой остановилась нужная ей маршрутка, забросив за спину рюкзачок, она села в салон, удобно устроившись на заднем сиденье.

Раздумывая над словом «мелвех», перекатывая его во «рту» и так, и эдак, «пробуя на вкус и запах», она пока так и не поняла, что оно могло означать, и совсем забыла ещё одну очень важную деталь, сообщённую ей тополем, что является представителем рода Мелвех. Так ничего и не выудив из памяти, она немного успокоилась, подумав о том, что уж, наверняка, «всемогущий гугл» ей в помощь… и нужно поскорей попасть домой, чтобы открыть поисковую строку браузера в стареньком компьютере.

Мелос Памяти. Главы из книги
Колослов "ДРЕВО"

3

ХРАНИТЕЛЬ РОДА

Зайдя во двор своей пятиэтажной «хрущёвки», она увидела Олеся, который, видимо, давно уже ждал её. Высокого юношу можно было заметить издалека. Он тоже увидел её, и направился к ней быстрыми шагами. Она остановилась, пытаясь угомонить часто-часто забившееся сердце, лицо её озарилось мягким, тёплым светом, идущим изнутри, и вся она словно ожила, сбрасывая с себя накопившуюся усталость трудовых будней.

— Здравствуй! — застенчиво сказал Олесь, словно они познакомились только вчера. Она смотрела в его серые глаза, и как это бывало обычно, видела там ещё кого-то, кого-то, кто жил в Олесе своей таинственной жизнью. Этот загадочный незнакомец напоминал ей Волка, почему волка, она и сама не знала, такие образы навевал ей взгляд Олеся. В памяти возникли стихи, прочитанные в сети интернет:

МОЙ ВОЛК

Память к потомку
в образе волка
сходит случайно,
смотрит очами
синими, влажными:
- Ведайте! - каждому.

Мелос Памяти. Главы из книги

Иногда волк «пропадал из виду», и она начинала волноваться, что больше уже никогда не увидит его. Но он неизменно возвращался, как будто говоря ей – «я всегда буду с тобой, я тут, всегда рядом, стоит только вспомнить обо мне» … Взявшись за руки, они молча шли по двору, очевидно, думая каждый о своём, но и вместе с тем друг о друге. Она не торопилась рассказать ему о том, что узнала от старого тополя. Погрузившись в раздумья, девушка не сразу услышала, как Олесь что-то спрашивает.

— Что? Что ты сказал? Прости, я задумалась...
— Расскажи мне о древней Яжьей земле — попросил Олесь.
— Яжья земля?.. Да, тебе должно быть это интересно, ты ведь теперь живёшь в Санкт-Петербурге…
Девушка, запрокинула голову вверх и заглянула в глаза Олесю, чтобы убедиться, что Волк рядом с ней, да, он был там, смотрел на неё и выказывал полное своё одобрение.
— Хорошо, Олесь, я расскажу тебе…

Яжья земля — древняя земля наших Предков, сейчас на этой земле стоит город Санкт-Петербург. А раньше давным-давно здесь располагался Хурум или Хорон.

— Олесь! — позвала она, заметив, что юноша о чём-то размышляет и как будто не слышит её.
— Что? — откликнулся он.
— Временами ты куда-то пропадаешь, и я перестаю чувствовать тебя, словно ты находишься в иных Мирах, тогда я теряю связь с Волком, меня охватывает волнение, словно я остаюсь одна в этом Мире.
— Нет, я здесь, я рядом с тобой. Ты же знаешь, что ко мне очень часто приходят стихи, они иногда не дают мне покоя, я не все успеваю запомнить и записать, и видимо, поэтому, я часто попадаю во вне, часто оказываюсь в одном необычном месте, где я пишу себе в память стихи.
— Что это за место, Олесь?

Я называю его Академией. Это Академия Вне. Интеллектуальное место, где обучают разным духовным наукам, различным волшебным навыкам и умениям, в том числе, как напрямую записать в память стихи, и многому другому. Иногда стихотворный поток имеет такую большую скорость, что невозможно зафиксировать его в словах, тогда я или проговариваю их вслух или «пишу» напрямую в подсознание, чтобы в нужный момент, когда он наступит, записать, например, на бумаге или на своих поэтических страницах в сети интернет. Ты знаешь, я сделал небольшое открытие, лучше проговаривать стихи сразу, как только услышал, например, на диктофон, благо сейчас он есть в каждом телефоне. Тогда стихи получаются почти такими, какими я их слышу, поскольку наш роботизированный мозг не успевает их обработать, придать строкам стилистику, расставить нужные знаки препинания, а также преобразовать их в привычные образы. Ты ведь, наверное, знаешь, что там, в иных Мирах, буквы и слова выглядят совсем по-другому?.. Можно даже сказать, что их там совсем нет.  Я расскажу тебе… Правда, очень сложно говорить об этом в Яви, то есть в нашем Мире, где мы с тобой сейчас. Иногда, и не понимаешь сразу, что видишь буквы или слова, иногда это воздушные слои, подобные светло-сиреневой дымке, слои, которые начинают передвигаться относительно друг друга, их движение не хаотично, всё подчинено некоему порядку, но вместе с тем они двигаются очень легко и изящно. Затем из этого красивого и торжественного «танца» возникают слова и целые фразы, иногда летят бабочки и мотыльки, я подставляю им свою ладонь и чувствую, как они щекочут меня своими усиками и крыльями, вот так иногда рождаются стихи.

И крылья начертали а, б, в,
Преобразив в наречья и глаголы,
И бездна, потаённая в листве,
Была волшебнее обычной школы.

Иногда они рождаются наоборот, рождаются исходя из Яви, когда увиденное мною какое-то событие или вроде бы заурядный эпизод, но вместе с тем, выпадающий из общей картины Мира, порождают за собой стих. То есть у моей поэзии есть два пути зарождения – из Яви и из Высших Миров. Это не делает одни лучше других, просто они отличаются по месту рождения, что накладывает на них некий отпечаток. Этот отпечаток хорошо ощутим на вкус, когда ты читаешь стихи, ты чувствуешь вкус Неба, Земли или вкус Божественной неземной мудрости, что незримо присутствует там, где человек был лишь орудием Бога, где тело верно служило своему Высшему Я. Стихи подобны Кристаллу в драгоценной оправе, который я сумел материализовать и облачить «в одежды» так, чтобы его увидели другие, ибо мне не нужны «костыли» в виде человеческих глаз, я его вижу всегда. Но чтобы принести людям радость, я оттачиваю каждую его грань, чтобы он предстал в этом Свете, сияя своей Вечной красотой. Надо заметить, что, конечно, многое успевает потеряться по Пути, и его грани не так изящны и точны, как в нашей Академии, где я вижу его первозданную Красоту, но и всё-таки я забираю их сюда, в Явь, для людей, чтобы помыслы их становились чище, а чувства глубже, чтобы каждый их день был прекрасен, а сами они становились мудрее. Скажу тебе по секрету, что поэзия, та первозданная, когда она только рождается, пока ещё не нарушена Тишина и не произнесено ни звука, когда нет букв, слогов и слов – это энергия или Сила, которой нужно уметь управлять и беречь от тех, кто далёк от понятия и принятия Иных Миров.

Олесь замолчал, видимо, всё ещё находясь мыслями за гранью обыденного Мира.

Мелос Памяти. Главы из книги
Колослов "ВОЛК"

Стихи А. Филимонова


Вы здесь » ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление » Мелос Памяти » Мелос Памяти. Главы из книги