ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление » Литературоведение » Пост scriptum к символизму Алексей Филимонов


Пост scriptum к символизму Алексей Филимонов

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Заметки на словах

Но ты, художник, твердо веруй.
Ал. Блок. Возмездие

В наше время можно отмечать столетие кризиса русского символизма (при отечественной любови к траурным мероприятиям), как миру-внимания и миросотрясения: «Как труп в пустыне я лежал…» - глаголил символ устами будущего пророка.
Конечно, многие знают о символизме куда больше автора заметки; есть и такие, кто не знает о нем ничего. И в этом дуализме также – символ и его смысл. Между крайностей мы и продолжим путь мнимого или подлинного воскрешения - всёкрошения в оном и воссоздания – мира художественных символов.
Недовоплощенность теории символизма в невоплотимом – поэзии – справедливо раздражала когда-то его современников и вынудила говорить и признаваться в его кризисе. Впрочем, молодых это только обрадовало, и они быстро сплясали на «костях», не понимая тогда, что творят отходную и себе лично.

Рефрен – музикийский шорох.
Символизм дал свободу, как каналы и оттоки, другим течениям, оставшись свободным и полноводным. Грядет второе крещение символизма в волнах Леты, устремившей память о нем к звукам, отсветам и ряби на темной поверхности. Стоит ли вос-всматриваться в нее?
«…Новое слово в жизни в эпохи всеобщего упадка вышивается в поэзии. Мы упиваемся словами, потому что сознаем значение новых, магических слов… Мы еще живы – но живы потому, что держимся за слова.
Игра словами – признак молодости; из-под пыли обломков разваливающейся культуры мы призываем и заклинаем звуками слов.
Наши дети выкуют из светящихся слов новый символ веры…» - так писал Андрей Белый («Магия слов», 1910), в имени которого - белизна слепящего холста, незамалеванного черным пятном, квадратом небытия, выплеснувшемся в явь из антитезы символу. Такие игры в слова – забавные, а порой жестокие. Но никогда – бессмысленные.
Конечно, сей кризис затронул лишь некие внешние, видимые причины стертости материи символизма.
Главная – тайная, непроявленная суть символа, пролегла зияющей изнанкой, шурша под ногами неведующего, готовая выпорхнуть из-под ног, так и не даровав крылья осторожному либо мнимому.
Символизм – это Любовь. С которой все начинается. Любовь не к материальному миру в его утешении плотских печалей и дальнейшее разложение. Сим-вол-изм – любовь к Вечности и людям. Порой трудная и изматывающая. Через пересотворение себя и мира.
Буйство бесплотности и всезвучия.

Всекрушащий материализм Октябрьского переворота осквернил материю, поэзия неминуемо утратила гармонию и кристаллизацию, которую уже вряд ли вернешь: «Воронежь – блажь, Воронеж – ворон, нож…»! Ключ к символам утерян. Горе-алхимики разрушением и сжиганием пытались добыть крупицы спекшихся слитков.
Современная литература почти не вовлечена в символизм. Почему она вне потока этой вечной существующей речи (Гераклит), где значение символа порой «темно иль ничтожно»? Самое время поговорить о кризисе сознания. Но и это, право слово, не так интересно, ибо очевидно. А возможен ли кризис Слова? Скорее всего нет. Ибо смерть всего сущего наступила бы на все мгновенно.
Пост-символизм – то, что осталось от «буйства» символов, их искажение, выжимание. Но вместо сути – капля крови и слеза скорби. Собственно, кризис подобный кризису в философии, раздробленной на непонимающие друг друга и отчужденные концепты, в поэзии кажется не столь очевидным: за мнимой видимостью оболочки образов… Впрочем, казнь была тихой. Тишайшей на фоне громких заявлений 60-90-х. Как с того берега, так с этого безлюдья. Символизм некая «студеная» речь, трудная для восприятия. Конечно (а хочется сказать – кончено!), ведь каждое слово самодостаточно. Творит и вершит себя само и воспринимаемую долю.
Одинокая скрипка мнимого безучастия – вот сегодня голос петербургской лиры как наследия символизма. Стоящая у края Возмездия тогда и теперь…

Слово – символ всесотворения. В нём - явь, новь и ловь.
Символика – сим лови-ка! Сие – сачок и бабочка, горний дух. О, сквозящий через сети безвозмездности. Ливитва нови. Сим-волизм. Символ непроявленной Воли. От сверх- и над- человека (с неминуемы «от» и «против» него) к вне-человеку, к запредельной Ultima Thule Эдгара Аллана По и Владимира Набокова-Сирина.
Воля и созерцание – возможен ли синтез: Аполлон и Дионос. Ницшеядие: чорт - с зияющим «0» - все попутал и всех поперепугал. Как горько! Кругом серая месса – масса, мессадж, отправленный к мессиру, и запах тления от ложного мессианства.
Явственного имени – имения - у нового символизма нет. Он – вне обозначений, но и в новизне традиции, не отрицая прежних -измов которые лишь ответвления от могучего речения символизма. Развоплощая и творя новые маски. Вневизм – более узкое определение пост-символизма – лабораторное, но готовое вырваться из колбы и перевотворить окрестность. Создавая новую орнаментальную систему.
Петербургский пост-символ проявляется теперь в иной, виртуальной яви. Своей ли волей он брезжит как водяной знак на белом – любом по цвету – холсте запредельности, спроецированной (спровоцированной) на экран монитора, либо… «Selenium!» – отзывается Тютчев, и нам действительно нельзя предугадать, каким станет слово через 20-30 условных земных лет. Развоплощаясь уже сейчас под скрип перьев и компьютерной клавиатуры...

Без- не- и вне- - основные приставки нашего клубящегося времени.
Интернет сегодня – магия проявляющейся пустоты, почва ядовитейшая и почти неисповедимая. Знаки исчезают в нем быстрее, чем сгорают листы рукописи в агонии агностицизма. Его ре(э)волюционность для литературы - или вне ее?
Вспыхнет ли небо символов клинком возмездия и всепрощения? Или всепрощания, маня первозданно туда, где «Чудную песню я слышал во сне, Несколько слово до яву мне прожгло» (А.Фет), – то были «медвежьи песни» либо ангельская лютня?..
Пост – врата и послание из вечности и обратно. Мы обмениваемся почти мгновенными сообщениями и учимся Речи пост-символизма в новой реальности оцепенения. Символ не может быть проявлен полностью.
А пока у символизма нет ничего кроме памятника слов, словно он сказал о себе строками Владислава Ходасевича:

В России новой, но великой,
Поставят идол мой двуликий
На перекрестке двух дорог,
Где время, ветер и песок…
Памятник, 1928

Пост-символизм не обратим. Как сама Поэзия.
       
       Понедельник, 24 марта – 4 апреля 2008 г.

0

2

Ваша статья, Алексей, как тоска по чему-то ушедшему. И это так и есть. Ведь для того, чтобы понять Символ, нужно быть образованнейшим человеком, много ли сейчас таких? Раньше этому обучали Избранных, которые затем разговаривали на Языке Посвященных. Что такое Символ? Это может быть графический или  Знак в виде образа, это может быть Слово. Но Слово, включающее в себя множество других понятий, следующих друг за другом по цепочке. Может быть целая картинка, состоящая из нескольких Символов.
При переводе мне встретилось такое предложение: Dioses Creadores o Determinadores del Destino del hombre (исп.), что переводится, как Боги Создатели
(Творцы) или Определяющие Судьбу человека, если мы посмотрим, что означает слово Детерминация, то получим:

Детерминация (лат. determinatio — ограничение, определение) в широком смысле — определение места того или иного явления, объекта по условным параметрам, его классифицирующая индивидуальная характеристика в соответствующей категории (зачастую с условной относительной оценкой и указанием первичного значения и места в системе — через сопоставление с другими составляющими её аналогичными единицами). Так, в естественнонаучном обиходе говорят о детерминации вещества или процесса; в филологии — о детерминации той или иной языковой единицы, лексемы, фонемы; в истории — о детерминации места процесса или явления, закономерности и т. д. В языковой традиции (профессиональной, корпоративной, различных дисциплин) детерминация фиксируется номинацией в виде термина.

То есть ограничение будь то объект, явление и т.д. И термин -это тоже ограничение. Например, явление в религии это Богоявление....

0

3

Совершенно верно, Светлана, есть тоска по Золотому и Серебряному веку в этой заметке, даже не по тому времени, а по утраченному вектору... Но наверное, непроявленный, он остался там, в небесах, где и "золотой меч" символизма (А.Блок) ждет своего наследника.
Действительно, как разграничить понятие символа с целым миром? Символ - зияние, сквожение, не зря Вяч. Иванов говорил о "прозрачности" камня. Этот парадокс легко объясним: каждый предмет - сгущение, квинтэссенция представлений о нем, целей и использования (изначальный смысл слова символ - смешение, концентрация), и в за этой косной эклектикой, совершенно разновекторной в отношении предмета - допустим, чашки, просвечивает, брезжит его суть, открывающаяся отвне...
Символ вневизма - зеркальное отражение бабочки на фоне дерева, статичность и пауза во времени, за которой сквозит наш мир, если глядеть правильно - оттуда.

0

4

Зияние свободы - вот наш символ, не скованный посредничеством чужого паразитического сознания...

0


Вы здесь » ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление » Литературоведение » Пост scriptum к символизму Алексей Филимонов