ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление » Философия вневизма » О диалоге вневизма с классическим немецким идеализмом и романтизмом


О диалоге вневизма с классическим немецким идеализмом и романтизмом

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Странно, наверное, говорить о связи поэтов и философов эпохи немецкого идеализма и романтизма с вневизмом, так как это новое направление. Тем не менее, можно заметить параллели, вернее продолжение мыслей идеалистов – Канта, Фихте, Шеллинга –  и романтиков – Гёльдерлина, Новалиса, итд.  - во внетечении.


Фридрих Гёльдерлин. Жизненный путь

Большего жаждал ты; но, пусть любовь влечет
Всех нас долу и боль властно сгибает, - все ж
Возвращается путь наш
Не напрасно дугой к истоку.

Вверх иль вниз – все равно! там, в священной ночи,
Где природа молчит, в мыслях рождая дни,
В искривленнейшем Орке
Не сияет ли правды слава?

То познал я. Презрев смертных учений суть,
Вы, небесные, вы, всесодержащие,
Никогда, сколько помню,
Не дарили тропы мне ровной.

Стерпит все человек, - так рекут небеса, -
Возмужав, обретет благодаренья дух
И, постигнув свободу,
Устремится к желанным далям.

Friedrich Hölderlin
Lebenslauf

Größers wolltest auch du, aber die Liebe zwingt
All uns nieder, das Leid beuget gewaltiger,
Doch es kehret umsonst nicht
Unser Bogen, woher er kommt.

Aufwärts oder hinab! herrschet in heilger Nacht,
Wo die stumme Natur werdende Tage sinnt,
Herrscht im schiefesten Orkus
Nicht ein Grades, ein Recht noch auch?

Dies erfuhr ich. Denn nie, sterblichen Meistern gleich,
Habt ihr Himmlischen, ihr Alleserhaltenden,
Daß ich wüsste, mit Vorsicht
Mich des ebenen Pfads geführt.

Alles prüfe der Mensch, sagen die Himmlischen,
Daß er, kräftig genährt, danken für Alles lern',
Und verstehe die Freiheit,
Aufzubrechen, wohin er will.

***

Герман Гессе. [Новалис]

Твой стих овеян дуновеньем
Далёких, сладостных времён,
Что за игрой воображенья
В душе истаяли, как сон!
Ты, словно осенью ненастной
От нежных майских роз привет,
Напомнишь мне легко и властно,
Как юности померкнул свет.

1899

Hermann Hesse
[Novalis]

Wie weht aus deinen süßen Reimen
Ein Duft der Jugendzeit mich an,
Die mir in bunten Dichterträumen
So leicht und unvermerkt zerrann!
Du bist mir wie aus Maientagen
Im Herbst ein Gruß von Blumen zart,
Du willst mir ernst und leise sagen,
Wie fern mir meine Jugend ward.

1899                             (переводы Олега Комкова)                                                                   


Несмотря на различные подходы к теме, философов объединяет, на мой взгляд, с вневизмом одно мировозрение – Разум и Природа идентичны, а значит неразделимы и составляют единое целое.

Фихте, например, считает разум изначальной энергией, создающей природу – как бы барьер, раздражитель – чтобы занять самоё себя, иметь возможность развиваться дальше. Леность (в том числе разума) является по мнению Фихте «радикальным Злом в человеке».

Шеллинг напротив утверждает, что не разум создаёт природу, а природа порождает разум. Ш.объясняет факт, что разум вообще возможен в природе тем, что он есть Природа, что Реальное и Идеальное идентичны. То есть, присутствие разума в природе можно понять, исключительно воспринимая её не как нечто механическое, эдакое скопление атомов, но, как одно целое, сутью которого является живая первоначальная Сила (Urkraft).

Этот вывод можно рассматривать, как продолжение мысли Спинозы, считающего,что Природа – это неосознанная, интуитивная работа Разума, который соответственно является самоосознанием Природы.

Искусство же Шеллинг определял, как сферу, в которой реальное и идеальное, интуитивное и осознанное движение природы сливаются в единое целое, создавая ультимативную Гармонию.

0

2

Аня, огромное спасибо!
Ты поняла самую суть нашего вне-направления, его диалогизм и установку на Гармонию.
Немецкие романтики оказали огромное влияние на русскую поэзию, и не только они, хотелось бы, чтобы эта перекличка продолжилась и сегодня. Тем более ценно, что это заметила именно ты, укорененная одинаково в русской и немецкой традиции.
Вневизм можно равно назвать неосимволизмом и неоромантизмом, он продолжает их на ином витке, обращаясь к прошлому и устремляясь в будущее, как это было у Державина, Фета, Тютчева, Вл.Соловьва, И.Анненского и всех, питавшихся корнями и кроной немецкой культуры.

0

3

Анна, спасибо большое! Вы вспомнили Германа Гессе, не могу пройти мимо.
Мигель Серрано написал замечательную книгу "Герметический Круг" (записки о двух дружбах). О Германе Гессе и Карле Густаве Юнге. О своей с ними дружбе.
Мне сразу вспомнилась сказка Германа Гесса "Метаморфозы Пиктора", возможно, все вы ее читали. Но хочу вспомнить ее еще раз. В сети я не нашла текста, но на счастье, нашла отрывок в "Герметическом Круге":

http://img0.liveinternet.ru/images/attach/c/3/76/613/76613586_26Piktors_Verwandlungen_1.jpgФабула "Метаморфоз Пиктра"  такова:
Пиктор попал в Рай и оказался перед деревом, воплощающим в себе и Мужчину и Женщину. Разглядывая его, он спросил:"Ты и есть Древо Жизни?". Древо не ответило; вместо этого появился Змей, и Пиктор отправился дальше. Он рассматривал все и восхищался увиденным.
Пройдя дальше, он встретился с деревом, воплощающим Солнце и луну. "Может быть, ты - Древо Жизни? - спросил он. Солнце рассмеялось, будто подтверждая его догадку, а Луна улыбнулась. Повсюду вокруг Пиктора тянулись к небу заросли диких цветов. Кажется, будто у них были лица, как у людей, и некоторые из них хохотали, беспечно и дружелюбно, а другие просто раскачивались, ни о чем не заботясь. Иные не смеялись и вовсе не двигались, они были угрюмы и погружены в себя, как будто опьяненные собственным ароматом. некоторые цветы пели Пиктору: один напевал тоскливую сиреневую песню, а другой затянул густую синию колыбельную. У одного цветка глаза были как крепкие сапфиры, другой напомнил о первой любви: а еще один помог вспомнить ему, как звучал голос матери, когда он ребенком бродил бродил с ней по родному саду.  Многие цветы весело смеялись, а одна цветочная красавица даже показала ему язык. Это был маленький, розовый язычок, и Пиктор опустился на колени, чтобы коснуться его. Сделав так, он ощутил необузданный, горький вкус вина и меда, и он знал - это был поцелуй женщины.
Потерявшись среди всех этих цветов, Пиктор переполнился смешанным чувством ностальгии и страха. Его сердце стучало стремительно, будто стараясь поспеть за ритмами этого места. Тогда Пиктор увидел птицу, сидевшую в траве. Ее перья были как павлиньи и сияли всеми цветами. Пиктора захватила красота птицы, и подойдя к ней, он спросил:
- Где отыскать счастье?
- Счастье? - отозвалась птица. - Счастью повсюду, в горах и долинах, и в каждом цветке.
Птица вытянула шею и встряхнула перьями, а после замерла недвижно. Пиктор увидел, как птица превратилась в цветок. перья стали листьями, а когти - корнями. Пиктор глядел вниз в изумлении, а цветок уже закачал листочками. Ему наскучило быть цветком, и он стал томно парить в воздухе. Тогда он стал бабочкой, вспышкой чистого парящего цветаю
К еще большему изумлению Пиктора, это счастливое изменчивое существо принялось летать вокруг него. Чуть погодя, скользнув на землю подобно снежинке, оно затрепетало у ног Пиктора. Мгновение крылья бабочки дрожали, а затем она превратилась в кристалл, лучащийся глубоким красным светом. Он переливался в траве невероятным блеском.
Пока Пиктор глядел на него, кристалл стал исчезать в земле, будто устремившись в ее недра. В тот миг, когда кристалл уже почти исчез, Пиктор, присев, схватил его. Крепко держа его в руке, он думал о нем как о талисмане, полезном в любом приключении на свете.
В этот момент Змей, соскользнув с дерева, прошептал в ухо Пиктора: "'Этот драгоценный камень поможет тебе превратиться во что ни пожелаешь. Но говори свое желание быстрей, пока он не исчез". Напуганный тем, что случай может ускользнуть от него, Пиктор прошептал камню тайное слово и тут же превратился в дерево. Он всегда хотел быть деревом, восхищаясь их мощью и спокойствием. Он стал чувствовать свои углубившиеся в землю корни, и протянутые небу ветви. Он радовался, видя как новые побеги и листья вырастают из его ствола. Корни в земле жадно впитывали воду, а ветви овевал томный лесной воздух. Под корой поселились насекомые, а под стволом нашел приют дикобраз.
Стоя посреди Райского леса, он наблюдал за непрерывными метаморфозами, происходившими вокруг. Он глядел, как цветы становятся бриллиантами, или превращаются в птиц. Он видел, как соседнее дерево неожиданно превратилось в ручей. другое стало крокодилом, а третье обратилось в рыбку и уплыло, преисполнившись счастья и радости. Все творение принимало участие в этой игре изменений; слоны становились камнями, а жирафы -огромными цветущими деревьями.
Посреди всех метаморфоз только Пиктор оставался неизменным. Обдумывая свое положение, он потерял счастье и мало-помалу начал дряхлеть. Вид его стал усталым и отсутствующим, какими обычно и бывают старые деревья. Впрочем, не только одни деревья: лошади, собаки, и люди тоже начинают разрушаться со временем, терять красоту, упустив возможность к превращению. Их последние полны печали и беспокойства.
Прошло много времени. Пританцовывая на лужайках Рая, светловолосая девчушка сбилась с пути. Она радостно пела, кружась в своем синем платье. Все лесные создания тут же заметили ее, кусты протягивали ветви, а многие деревья бросали ей плоды. Но девчушка совсем не обращала внимания на их любезности. Наконец она вошла на маленькую полянку, на которой деревом стоял Пиктор. Глубокая тоска о прошлом и безмерное желание ухватить счастье, прежде чем станет слишком поздно, пронзили его, когда он глянул вниз. Будто бы все его существо приказало сосредоточиться на сути существования, вытянув его на поверхность сознания. он вспомнил свою прошлую жизнь, человеческие годы, до того, как вошел в Рай. Он припомнил и время, когда держал в руках магический камень - именно в этот момент, когда были возможны любые изменения, он был жив во всей полноте жизни. Он вспомнил птицу и веселое дерево, воплощавшее Солнце и Луну, и тогда понял, что совет Змея погубил его.
Девочка услышала, как тревожно зашевелились листья и ветви Пиктора, и посмотрев вверх, нахмурилась. Присев в его тень, она стала понимать, каким печальным и одиноким было дерево. И она почувствовала благородство его отчужденности. Когда она прислонилась к шершавому стволу, то смятение, возобладавшее в существе Пиктора, передалось и ей,и она тоже задрожала в необъяснимой страсти. Она расплакалась, и слезы падали на платье: ей было непонятно, отчего существует такое страдание. Ощутив и свое одиночество, она устремила свое чувство к печальному дереву.
Откликнувшись, Пиктор собрал все силы жизни, направив их к девочке. теперь он понял, каким чудовищным был обман Змея, и как глупо он доверился ему, теперь он был целиком захвачен видением того дерева, бывшего вместе и мужчиной и женщиной, но сам был страшно одинок.
И тогда появилась зеленая птица, и взмахивая красными крыльями, стала кружиться у дерева. Девочка, наблюдавшая за полетом, заметила, как ярко блеснул предмет, упавший в траву из клюва птицы. Подняв его, она увидела драгоценный карбункул. В неуловимый момент спутанные мысли, тяготившие ее, отступили, и единственное желание переполнило ее. В экстатическом порыве она слилась с деревом, став его новой ветвью, устремленной из ствола в небо.
Теперь все стало идеальным, мир был приведен в порядок. В этот момент нашелся Рай, Пиктор теперь не был одиноким старым деревом. Он стал завершенным и целостным, и принял новое имя, назвав себя Пикторией, и тогда он громко и ясно пропел свое имя : "Пиктория!". И оно означало также "Викторию", или Победу. наконец, он был преобразован, и понял, суть вечного превращения, потому что из половины стал целым.
С этого момента он знал, что способен менять форму так часто, как пожелает. Сила непрерывного творения теперь освободилась в нем, и он знал, что может возобновить себя в звезде или рыбе, облаке или птице. И он знал, что в любом виде он будет целостным, и в любом образе будет парой: он содержал в себе и Солнце, и Луну, будучи одновременно Мужчиной и Женщиной.

Герман Гессе
(Рисунок Германа Гессе к сказке "Метаморфозы Пиктора")
__________________________________________________________________

Почему я здесь пишу это? Возможно я неправильно понимаю Вне-направление, и не стремлюсь найти Гармонию, слова неосимволизм, неоромантизм, и все остальные нео, а также вместе с ними модерн и постмодерн, мне чужды, мое ухо не воспринимает эти сухие термины.
Но я вижу другой путь для себя во Вне-направлении, я хочу найти Изначальный Язык, чтобы услышать Песню и вспомнить Золотую Родину, где так часто она звучала, и  не потерять возможность к превращению, держа в руках магический Кристалл.

__________________________________________________________________

Поднятый палец

Мастер  джу-дши был, как нам рассказали,
Столь тих и мягок нравом, и так скромен,
Что отказался и от слова, и ученья
Ведь слово- форма. Он же видимости всякой
Благоразумно избегал.
Как школяры, монахи и адепты
О Сути Мира, высшем Благе
Бесед высоких в проблесках ума
Вели слова - он охранял безмолвно
От всяких излияний через край.
Когда ж ему они вопросы задавали
Пустые и глубокие о смысле
Писаний древних, Будды именах,
Об озареньи и Начале мира,
Крушении его - хранил молчанье,
Лишь мягко палец направляя вверх.
И этот знак перста, безмолвно- веский,
Все назидательней и ярче был: учил,
Хвалил и порицал, он рек, так странно
Указуя в сердце Правды Мира, что тогда
Иные юноши, познав неброский жест,
Ввысь устремясь, содрогнувшись, проснулись.

"Слова в действительности - всего лишь маски. Редко они могут выразить истинное значение, на самом деле, они скорее скрывают его. Если можешь жить в фантазии, то не нужна религия, ведь обладая фантазией, можно понять, что после смерти человек заново вливается во Вселенную".

Герман Гессе

0

4

Алёша, спасибо!

Боюсь, что ты ошибаешься, считая меня одинаково укоренённой в русской и немецкой традиции. Последняя  значительно ближе, ведь прожила я в России всего 14 лет. Тем не менее, чувствую, что какой-то части меня мне не хватает и уверена, что эта недостающая часть прячется в русской культуре. Поэтому пытаюсь найти эту свою Гармонию, пополнить довольно посредственные знания о русской поэзии, литературе, искусстве вообще.

Отредактировано Анна Людвиг (2011-07-31 15:15:09)

0

5

Светлана, спасибо Вам!
Да, конечно, это замечательная сказка - Piktors Verwandlungen, которую Гессе написал для своей будущей жены Рут Венгер. В моих глазах, кстати - одно из самых романтичных объяснений в любви вообще. И иллюстрации самого Гессе удивительны - полны светлой фантазии.

Книгу Мигеля Серрано - El Circulo Hermetico - к сожалению, ещё не читала, но, странное дело: в последнее время постоянно сталкиваюсь в совершенно разных контекстах на ссылки на эту книгу. Причём, я не ищу этих "столкновений", они находят меня сами. Может быть, мне зачем-то дОлжно прочитать её, как можно скорее?

Теория, на мой взгляд, всегда звучит сухо, нет? Кстати, Шеллинг считал, что эту Гармонию нельзя понять теоретически, что её можно постичь исключительно путём интуитивного восприятия. Так что, тут Вы абсолютно сходитесь во мнении  :idea:

А насчёт изначального языка, можно поподробнее? Очень интересно, что именно Вы под ним подразумеваете!

Отредактировано Анна Людвиг (2011-07-31 15:35:02)

0

6

Слово свидетельствует о вечной трансформации, и стихотворение - или цветок - лишь указует на новые стихи и новые воплощения в самых разных измерениях; изначальный язык - его отголоски - всегда слышатся среди звуков, приходящих извне, услышать его в первородной сути и донести - вот задача, ничего не имеющая общего с литературой как передачей эмоций.

0

7

НОВАЛИС (ФРИДРИХ ФОН ХАРДЕНБЕРГ)
(2 мая 1772, Видерштедт – 25 марта 1801, Вайсенфельс)

«император романтизма» (Гёте)

Мы мечтаем о путешествиях по Вселенной – но разве Вселенная не внутри нас? Мы не знаем глубин нашего духа. Туда ведёт таинственный путь. В нас или нигде – вечность со своими мирами, прошлое и будущее. Внешний мир – мир теней, он отбрасывает свою тень в царство света. Правда, сейчас внутри нас кажется так темно, одиноко, неоформленно, но всё явится нам совершенно иным, когда эта омрачённость минет и сгинет тело-тень. Мы будем более, чем когда-либо наслаждаться, ибо именно этого нашему духу и недоставало (Новалис).

Он оставил самое удивительное и таинственное творение, какое только знала история немецкого духа. Точно так же как его короткая, внешне лишённая поступков жизнь производит впечатление удивительной полноты, как каждое чувственное проявление и проявление духовное кажутся исчерпанными, так и руны этого творчества скрывают под игривой, обольстительно цветистой поверхностью все бездны духа, обожествление через дух и отчаяние в духе. Свою собственную судьбу Новалис пережил, сознавая и веруя, отдавая себе отчет в её трагизме и всё же превозмогая его, потому что творческое благочестие позволило ему мало почитать смерть (Герман Гессе).

http://img1.liveinternet.ru/images/attach/c/3/76/740/76740427_labelle.jpg

Зазеленел пустынный луг,
Кустарник зацветал вокруг;
Трава повсюду пробивалась,
И небо настежь открывалось;
Что движет мной, не знал я сам;
Не верил я своим глазам.

Гостеприимный лес темнел,
Благоухал, шумел, звенел;
Везде меня встречали трели:
На каждой ветке птицы пели.
Что движет мной, не знал я сам;
Не верил я своим глазам.

Вокруг рождались неспроста
Созвучья, запахи, цвета;
Затрепетало всё в слиянье
В неодолимом обаянье.
Что движет мной, не знал я сам;
Не верил я своим глазам.

Быть может, пробудился дух,
Очаровав мой взор и слух
Лучами, трелями, цветами,
Своими нежными устами.
Что движет мной, не знал я сам;
Не верил я своим глазам.

Быть может, в новом царстве прах
Пророс в бесчисленных ростках;
Как звери, дрогнули дубровы,
А звери стать людьми готовы.
Что движет мной, не знал я сам;
Не верил я своим глазам.

В свои раздумья погружён,
Мгновенно был я поражён:
Девица проходила мимо,
Меня пленив неизъяснимо.
Что движет мной, не знал я сам;
Не верил я своим глазам.

Девица подошла ко мне
В благоуханной тишине
И, не разгневавшись нимало,
Своей руки не отнимала.
Что движет мной, не знал я сам;
Не верил я своим глазам.

В тени приветливой лесной
Я понял, что весна со мной;
Увидел я сквозь все покровы:
Богами люди стать готовы.
Что движет мной, постиг я сам;
Поверил я своим глазам.

+1

8

Интересно, есть какой-либо перевод его псевдонима - Новалис? Лис - по-русски явственен... Новый лис.

0

9

"Уже сам псевдоним, который выбирает барон Фридрих фон Гарденберг – «Новалис»  – выделяет ключевую идею всего творчества поэта: новизна. Существует мнение, что «de novali» или «Novalis» можно перевести как «возделывающий новую землю» . Имя «Новалис» подчеркивает новизну романтического творчества и миропонимания, а, следовательно, и нового «мессианского» взгляда на религию, «явленного» в лирике поэта".

МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМ. М.В.ЛОМОНОСОВА
ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ
Кафедра истории зарубежной литературы
Дипломная работа
студента V курса отделения романо-германской филологии
Лилеева Юрия Сергеевича

Христианские мотивы в лирике Новалиса.

0

10

Значит, он пророк нашего внетечения новизны!

0

11

Интересная трактовка псевдонима! На мой взгляд - несколько свободная, так как novalis в дословном переводе с латыни -  подлежащий вспашке .

+1

12

Аня, мы порой своевольны, это правда. Замечательный перевод, спасибо за точность!
Значит, готовый к преобразованию себя, дара и читателя!

0

13

Алёша, именно это я хотела сказать, спасибо! Да, готовый к преобразованию - новизне.

0

14

Мне кажется, Новалис был проводником древнегреческой культуры, он ярок, нежен и парадоксален, даже не могу кого-то сравнить с ним из отечественной словесности напрямую; безусловно Тютчев и любомудры были под его обаянием мысли.

0


Вы здесь » ВНЕВИЗМ Новое литературно-философское направление » Философия вневизма » О диалоге вневизма с классическим немецким идеализмом и романтизмом